aprosh Москва, Россия

Categories:

Как живет город

Зачем знать, где стоял Иван Грозный, почему улицы должны быть узкими и можно ли бороться с хаосом. В гостях у ведущего передачи «Вопрос науки» Алексея Семихатова руководитель магистратуры Urban studies Московской высшей школы социальных и экономических наук Ярослав Юрьевич Ковальчук.

Урбанистика — это совсем молодая наука и про города мы почти ничего не знаем. И для меня это самое удивительное в том, чем я занимаюсь. Люди уже много тысяч лет живут в городах, они их строят, архитекторы, уже по крайней мере две тысячи лет, их проектируют с разной степенью успеха — иногда города целиком, иногда удачно, иногда не удачно. Но только совсем недавно, где-то в 60- 70-е, люди вдруг поняли, что города — это какой-то отдельный класс явлений, которые можно изучать, исследовать. И при этом до сих пор у нас нет определения города, общеупотребительного.

Если вы знаете, что здесь когда-то стоял Иван Грозный и о чем-то думал — это тоже часть среды

Мы изучаем любые населенные пункты, то есть, места, где живут люди. Теоретический вопрос, который имеет научный интерес — классификация городов. Как их можно поделить на разные типологии. Можно придумать много разных классификаций, но такой классификации, как, например, есть в биологии, где есть теория эволюции и вот это все деление на виды, рода и все прочее — такого нет. Есть, допустим, такое понятие, как глобальный город. Москва — единственный глобальный город в России. Глобальный — это город, в котором развиты большая часть возможных индустрий. То есть, это образование, наука, культура, финансы, производства разные. У глобальных городов есть такое свойство, что они гораздо сильнее связаны друг с другом, чем с окружающей территорией. Вот про Москву говорят, что она высасывает все из окружающей территории. Лондон делает то же самое. Вокруг Лондона ближние пригороды развиваются как часть Большого Лондона, а дальше территории с не очень хорошей экономикой, это общая проблема.

Поездки владельцев мобильных телефонов в течение одного буднего дня 2013 года. Особенности московской инфраструктуры приводят к необходимости использовать центр при движении из одного периферийного района в другой. Под периферией подразумевается пространство между ТТК и МКАД. © mathrioshka.ru

Про Москву есть очень интересное исследование, которое сделали в 13 году — «Археология периферии». Когда говорим про транспорт в Москве, есть несколько вещей, которые мы считаем само собой очевидными. Например. что все живут на окраинах, а работают в центре. И все с окраин едут в центр на работу и обратно. Или что все Подмосковье работает в Москве, и все люди из Подмосковья приезжают в Москву, и из-за этого пробки, все стоит, не продохнуть. Оказалось, что все совсем не так. Вообще-то, почти половина поездок происходит не между центром и периферией, а между отдельными частями периферии Москвы.

Если автомобили едут быстрее, то пропускная способность улицы уменьшается

Очень много людей ездят через центр, большие перепробеги. Но в сам центр едет всего 15% человек. И вот все эти страшные пробки на трассах — это все создают всего 15% человек, представляете? Если хотя бы 30% человек решат так съездить, будет совсем плохо. И это возникает из-за того, что все связано через центр. После исследования довольно сильно поменялась политика правительства Москвы, то есть начали строить хорды.

Пропускная способность улицы, среднестатистической московской улицы — 2+2 полосы. Она максимальная при где-то скорости 40-45 км/ч у автомобиля. То есть, если автомобили едут быстрее, то пропускная способность улицы уменьшается. Потому что между автомобилями увеличивается расстояние. И в одну единицу времени через тот же кусочек улицы проезжает меньше машин. Поэтому, увеличить пропускную способность улиц можно сужением. Это много экспертов предлагает, потихоньку это доходит до ушей людей, которые принимают решения.

Пятая часть всех утренних поездок в Московской агломераци приходится на перепробеги, связанные с поездками через центр. Это свидетельствует о несоответствии транспортной сети отребностям граждан и необходимости строительства хорд. Данные за 2013 год. © mathrioshka.ru

Пятая часть всех утренних поездок в Московской агломераци приходится на перепробеги, связанные с поездками через центр. Это свидетельствует о несоответствии транспортной сети отребностям граждан и необходимости строительства хорд. Данные за 2013 год. © mathrioshka.ru

Городская среда, если говорить про нее с научной точки зрения, то это вообще все. Она включает в себя дома, тротуары, лавочки, деревья, парки, транспорт, плюс городские легенды и мифы, вывески, рекламу. На самом деле, если вы знаете, что здесь когда-то стоял Иван Грозный и о чем-то думал — это тоже часть среды.

Москва, вообще, удивительный город. Чем больше я смотрю, тем больше понимаю, что вообще непонятно, как он существует. То есть это такой город, который хаотично развивался, по-моему, со своего основания. Если прочитать письма Екатерины II, которые она писала архитекторам, которые в тот момент занимались перепланировкой Москвы, и у них ничего не получилось... Она ужасалась тому количеству проблем, которые здесь есть, и они довольно похожи на те, что мы сейчас обсуждаем. Разросшийся, не спланированный, хаотичный город. Но в этом есть его собственная идентичность, его собственная инерция развития. Город — это сложная система, которая сама как-то живет и развивается, это нельзя взять и развернуть прямо в противоположную сторону или под 90°. Это развитие можно только немножко как-то скорректировать, смягчить всякие самые худшие отрицательные стороны, улучшить положительные. И в этом плане с Москвой как раз нужно очень осторожно работать, ее нельзя превратить в такой идеально спланированный город. Она такой никогда не была и никогда не будет. Но в ней есть ценность вот этого хаоса, разнообразия.

Сама урбанистика, если подходить к ней как к науке, это область знания, скорее, к гуманитарным наукам относится. То есть, это социальная наука. Это не физика, где все можно посчитать. Скорее, набор каких-то концептов. И сейчас, буквально в последние лет десять люди, которые это изучают, все больше и больше приходят к тому, что в принципе не может быть универсальных рецептов. Начиная с Возрождения люди пытаются придумать идеальный город, и этим все увлекались, начиная с Да Винчи и даже раньше. И заканчивая Ле Корбюзье и советскими архитекторами. Сейчас все больше понятно, что никакого идеального рецепта нет и быть не может.

Источник.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened