Россия 2069: как будет выглядеть наше будущее через 50 лет? — Начало

Мир скоро поменяется, и этого все ждут. Еще 20 лет назад мы не представляли, что уже к 2019 году у нас дома будут ездить роботы-пылесосы, домашняя техника будет управляться с телефона удаленно, на нас будут надеты умные часы, мы будем пользоваться умными колонками и ездить на беспилотниках. Но это факт. В преддверии Нового года мы решили узнать у экспертов и представить самим, каким будет мир в 2069 году — ровно через 50 лет. Пугающее ли будущее нас ждет? Давайте узнаем вместе.

Иллюстрация: Анастасия Просочкина

Освоение космоса: гостиницы на Луне, ядерные реакторы в космосе и все те же скафандры

Человечеству нужно убегать с Земли, уверен знаменитый популяризатор науки Митио Каку. И причин тому несколько: угроза глобального катаклизма, перенаселение планеты и развитие технологий и науки. Меньше века назад ученые и писатели-фантасты мечтали о внеземных городах, космических станциях и колонизации Луны, Марса и Венеры. Однако на пути этим мечтам встают не только технологические тупики, но и огромная стоимость любых разработок, связанных с космосом. И несмотря на то, что сегодня проект Mars One планирует отправить человека на Марс уже к 2023 году, скептики относятся к этим заявлениям иронично — даже на Луне человека уже не было несколько десятилетий.

При этом разработка концепции орбитального города EFIR и поиск технологических решений, позволяющих обеспечить постоянное проживание в космосе нескольких десятков тысяч человек, ведутся уже несколько лет. Все наиболее заметные проекты космических городов, разработанные за последние десятилетия — сфера Бернала, Стэнфордский тор, цилиндры О’Нила — основываются именно на вращении вокруг реальной или воображаемой оси, за счет которого создается постоянная центробежная сила, аналогичная земной гравитации.

За последнее время мир стал все больше сходить с ума по колонизации планет — от Марса до Луны. По словам Алии Прокофьевой, президента ГК «Галактика», Луна — потенциальный источник редких или практически отсутствующих на Земле полезных ископаемых и основа лунного реголита — кислорода и кремния. На начальных стадиях освоения Луны добывать ископаемые, чтобы транспортировать их на Землю, вряд ли будет рентабельно. Однако использовать их для переработки на месте для создания элементов инфраструктуры лунных баз и космических кораблей для дальних миссий очень даже можно. К тому же Луна — ближайшая к нам база для исследования других космических объектов и полетов к ним. Кроме того, она не отделена от них атмосферной преградой.

Мы полетим на Марс ради Земли. Я уверен: высадка людей на этой планете в корне изменит весь XXI век, как это произошло с миссией на Луну в XX веке (американская программа «Аполлон», 1961–1975 годы — «Хайтек»).

Через 500 лет дети на Земле будут учить имена первых людей, ступивших на поверхность Марса. Люди поймут, что нет никакого запасного плана, что заботиться о нашей планете нужно уже сейчас. И причин полететь на Марс будет столько же, сколько людей на Земле.

Бас Лансдорп, основатель Mars One — проекта пилотируемого полета на Марс.

При этом мечта человечества о запасной планете для жизни подверглась серьезному испытанию — запасов углекислого газа на Марсе, по данным исследований зонда MAVEN, не хватит на создание атмосферного давления, необходимого для колонизации планеты. Но основатели программ по покорению Красной планеты об этом мало задумываются и представляют себе все совсем иначе. По словам Баса Лансдорпа, основателя Mars One, переезд на Марс — не проблема. Иметь возможность добраться туда, ходить по поверхности планеты, поднять камень и знать, что ты первый человек во Вселенной, который поднял этот камень, — взрывает мозг.

Но это не все, что заботит о космосе сегодня. Астрофизики из университетов Цюриха и Кембриджа в этом году открыли новый тип суперземель, на которых в изобилии присутствуют редкие для нашей планеты драгоценные камни — рубины и сапфиры. Камней настолько много, что космические тела могут даже сверкать. В своем исследовании ученые отнесли к новому классу как минимум планеты — однако не исключают, что их может быть намного больше. Это HD 219134 b, расположенная в 21 световом году от Земли; 55 Acncri e на расстоянии 41 светового года от Земли и WASP-47 e, удаленная от нашей планеты на 870 световых лет. Все эти суперземли вращаются намного ближе к своим звездам, чем Земля, поэтому на них происходят иные химические процессы. Из-за близости к звездам температура на поверхности этих планет должна быть невероятно высока, а атмосфера на них отсутствует. Это значит, что людям вряд ли удастся добыть драгоценные камни из этой раскаленной сокровищницы.

Возвращаясь к Митио Каку, — человечеству все же необходим запасной выход с планеты. 99,9% живых организмов, живших когда-либо на Земле, умерли. И человеку природа вряд ли сделает исключение. А потому колонизация Марса или Венеры, создание базы на Луне, развитие космонавтики — это не просто мечты, а способ выживания.

Виталий Егоров, популяризатор космонавтики, энтузиаст космических исследований, блогер, журналист

Если говорить о будущем космоса в целом, то на околоземной орбите будут курсировать огромные многоспутниковые группировки, в режиме онлайн передающие наблюдения за Землей. Технологии спутникового интернета обеспечат более быстрый доступ к информации.

Мы с вами еще застанем полеты на низкую околоземную орбиту, туристические и государственные рейсы, несколько баз на Луне. Рядом с научными базами будут соседствовать гостиницы для всех желающих, которые станут наблюдать за работой ученых и отдыхать на Луне. Марс будет освоен позже. Через 50 лет туристический поток на Красную планету будет значительно меньше, но возможно, что и там уже к этому времени будет построена научная база.

Бояться за здоровье людей во время краткосрочных космических путешествий не стоит. Радиация страшна только тогда, когда человек находится в космосе длительное время — более, чем шесть месяцев. Современные технологии позволяют нам курсировать между планетами, но не постоянно. Так что через 50 лет космическим туристам надо будет опасаться не радиации, а пониженной гравитации или невесомости.

Сможем ли мы через 50 лет жить в космосе? Предварительные эксперименты говорят о том, что зачатие в космосе возможно, а вот вынашивание ребенка нежелательно, потому что риск возникновения самых разных проблем слишком велик. Поэтому, скорее всего, люди в космосе через 50 лет будут лишь туристами или исследователями, которые работают вахтовым методом и поставят массу экспериментов, в том числе и на себе. При этом и туристы, и ученые смогут развлечься, причем так, как они не могли бы сделать это на Земле. Невесомость открывает массу возможностей для развлекательных мероприятий. Например, в «Футураме» прекрасно показаны бои девушек, которые взлетают с помощью крыльев обычных бабочек. В невесомости им для этого хватает мощности крыльев насекомых.

Мысли о том, что через 50 лет мы будем получать полезные ресурсы из космоса, довольно утопичны. Добыча на нашей планете пока на порядок дешевле и проще, чем добыча полезных ископаемых за ее пределами, и вряд ли что-то изменится за такой небольшой промежуток времени. Кроме того, в космосе практически нет таких элементов, которых не было бы на Земле. Если полезные ископаемые из космоса и смогут для чего-то пригодиться, так это для нужд космической промышленности на местах. Например, вода понадобится для строительства оранжерей, источники ядерной энергии — для строительства атомных станций малых габаритов, металлы — для создания конструкций, камень — для построек на Марсе и Луне, и так далее. К слову, в наши дни уже ведутся разработки по 3D-печати проектов лунных баз. Предполагаю, что через 50 лет мы сможем строить ядерные реакторы в космосе — это намного безопаснее, чем поднимать их с земли.

Что касается скафандров, то и здесь, скорее всего, многое останется без изменений: они все еще будут очень тяжелыми и неуклюжими. Это связано с человеческой физиологией — нам необходимо атмосферное давление, которое воздействует на тело в космосе. Единственная возможная альтернатива — скафандр облегающего типа — может состоять из умного материала, который подстроится под любое движение человека или будет мягким и обволакивающим, создающим земное атмосферное давление. Направление по разработке новых материалов очень активно разрабатывается, но даже в своих самых смелых роликах НАСА осторожна — она изображает скафандры будущего примерно такими же, какие они есть и сейчас.

Иллюстрация: Анастасия Просочкина

Цифровая жизнь после смерти: двойник, лайфлоггинг и бессмертие в онлайне

В период по 2050 год ожидается, что общее население Земли вырастет до 9,3 млрд. Согласно прогнозам Pew Research Center, несмотря на то, что религиозно неаффилированных людей в абсолютном количестве станет больше, в процентном соотношении представители религий все же будут составлять большинство на планете — число мусульман (2,8 млрд или 30% населения) будет почти равно числу христиан (2,9 млрд или 31%), возможно, впервые за всю историю.

Подобным же образом доля религиозно неаффилированных людей уменьшится в общем населении земли, хотя их абсолютное количество возрастет. Переписи и опросы свидетельствуют, что в 2010 году было около 1,1 млрд атеистов, агностиков и людей, которые не идентифицируют себя ни с какой конкретной религией. К 2050 году количество неаффилированных должно достичь 1,2 млрд. Но что касается процента, то к середине нынешнего века он, по прогнозам, уменьшится с 16 до 13%.

Люди сегодня уже генерируют о себе больше информации, чем когда-либо. Социальные сети, покупки в интернет-магазинах, поисковые запросы — все это формирует портрет каждого из 7,5 млрд жителей нашей планеты. Но что, если после смерти эта информация будет продолжать жить и, возможно, даже развиваться, как это было в научном триллере с Джонни Деппом «Превосходство», где его сознание обрело вторую жизнь с помощью ИИ и нейронных сетей. Звучит немного жутковато, но об этом рассказал нам Игорь Волжанин, занимающийся психологическим профилированием для бизнеса. Человек — всего лишь набор из пяти чисел, а значит создать его цифровой двойник при наличии инструментов не составит труда.

Сам цифровой двойник человека — это онлайн-копия индивидуума, основанная на информации о его жизни: рождение, болезни, обучение, родители, работа, доход, семья, увлечения и хобби. Также имеет другой смысл, с физиологической точки зрения — точная модель человеческого организма, позволяющая изучать течение заболеваний, проводить тренировочные операции и лечение. В будущем, по словамгендиректора Philips Research Хенка ван Хаутена, двойник будет представлять собой комбинацию физиологических, анатомических, биомолекулярных знаний, основанных на научных исследованиях, и добавим к этому аналитику данных и машинное обучение. С помощью такой копии можно визуализировать данные в понятном врачу виде.

Социальная сторона цифрового двойника — более антиутопична. Реальные люди скоро перестанут интересовать мир. В этом уверен глава Сбербанка Герман Греф. Зато значение онлайн-копии — цифрового аватара, страничек в соцсетях, — наоборот, станет неуклонно повышаться, поскольку сможет сказать о своем физическом человеке очень много. Особенно в ближайшие десятилетия станет понятна та прозрачность людей для цифрового мира. Скрыть не удастся ничего.

Как тут не вспомнить книгу португальского писателя, нобелевского лауреата по литературе Жозе Сарамаго «Перебои со смертью», где старуха-смерть объявила забастовку и перестала забирать людей. В XXI веке смерть оцифруют и сделают человека таким образом бессмертным. Голограммы с умершими артистами уже выступают на концертах, дальше — только полноценный двойник, который продолжит жить со своими живыми родными. Переводя себя в код, человек и не задумывается о том, во что превратится мир, в котором люди будут делиться не на живых и мертвых, а на аналоговых, телесных и цифровых, в виде кода.

Оксана Мороз, кандидат культурологии, доцент кафедры культурологии и социальной коммуникации РАНХиГС

Смерть, пожалуй, самое стабильное явление в жизни людей. Но ее стабильность иллюзорна: мы знаем разные историко-культурные традиции отношения к смерти и покойным, значит, никакого единого представления о «нормальном» умирании, «нормальных» мертвецах не существует. Через 50 лет в мире будут соседствовать совсем разные представления о смерти. Останутся носители религиозных традиций, твердо отстаивающие право на соблюдение старых ритуалов. И мир будущего, скорее всего, стремящийся к продиктованному экономикой культурному универсализму, может быть к ним не слишком милостив — скажем, в sci-fi сериале «Видоизмененный углерод» неокатоликов не очень-то жаловали.

Но все большее число людей будет использовать светские танатосенситивные инструменты для программирования и регламентации ухода из жизни, а также, при желании, настройки посмертного существования цифрового двойника. Пользователи будут предпринимать попытки приручить смерть: заблаговременно создавать завещания для передачи цифровых активов, определять их хранителей, а также обязанность активировать цифровые эманации, если покойный заранее озаботился их наличием.

Собственно, эти эманации (например, в формате чат-бота, виртуального персонажа или голограммы) и будут хранилищем воспоминаний о человеке, слепком той идентичности, которую носитель посчитает достойной припоминания. Они, продуманные в соответствии с дизайнерскими решениями своих владельцев, смогут присутствовать в социальном мире других людей и после смерти «оригинала». Похоже, они будут альтернативной версией жизни, демонстрирующей удивительную способность побеждать смерть, никоим образом не повлияв на бренность человека.

Кстати, эти двойники будут не только выглядеть, но и производиться совсем не так, как их современные прототипы. Через 50 лет материалы для конструирования посмертной копии можно будет собирать с помощью носимой электроники (технофобы могут добавить: и имплантированных чипов), а собранные данные, являющиеся результатом тотального лайфлоггинга, редактировать. Они будут полезны — например, для анализа качества жизни, состояния здоровья и предсказания возможных в будущем патологических состояний.

В конечном итоге можно предположить, что люди, все больше погруженные в смешанную реальность, будут обладать значительными возможностями для управления своей жизнью. По крайней мере, иллюзии контролируемости и настраиваемости всего и вся с развитием цифровых экосистем и ментальных монополий цифровых гигантов получат все большее распространение. Но и в этой ситуации есть плюсы. Само желание отлаживать любые повседневные, телесные и культурные практики может сопровождаться стремлением выбирать наиболее подходящие тому или иному человеку нормы поведения.

Иллюстрация: Анастасия Просочкина

Биотехнологии: генные модификации, биопринтинг и лечение рака

В будущем человечеству не понадобятся лекарства. Наши дети будут рождаться здоровыми, а рак окажется не такой страшной болезнью. Возможно, что потеря органов и частей тела из-за травм станет менее катастрофической. Благодаря технологиями резервации, нацеленным на сохранение тканей, можно будет сохранить жизни людей, которые стали жертвами несчастного случая. Появятся препараты, замедляющие разрушение тканей и охлаждающие мозг. Самой главной задачей при несчастных случаях окажется сохранение головного мозга. Все остальное можно будет починить.

Сейчас ученые постоянно говорят, что с помощью CRISPR удалось справиться со сложными заболеваниями. Например, со слепотой и миодистрофией — правда, пока лечение помогло только мышам. Скептики часто с сомнением реагируют на результаты, продемонстрированные на грызунах, но и для них есть потрясающие новости — например, о том, как мальчику, страдающему редким заболеванием, пересадили квадратный метр генетически отредактированной кожи. Новая кожа, заменившая 80% старой, пораженной болезнью, была выращена из 3 кв. см, которые подвергли воздействию модифицированного вируса.

Теоретически, в будущем мы сможем создавать мясо, и ни одно животное при этом не пострадает. Это третье направление биопринтинга — 3D-печать в пищевой промышленности. Например, уже был напечатан бифштекс. Дорогой и не очень вкусный, но важен сам факт.

Есть совершенно замечательный кейс, когда при создании ткани использовали живые клетки, которые меняют свою конформацию в зависимости от температуры. Для спортсменов так делают костюмы, в которых при достижении определенной температуры открываются разрезы и дают телу дышать, а когда температура опускается, — закрываются. Это еще одно перспективное направление биопринтинга — текстильная промышленность.

Директор по развитию 3D Bioprinting Solutions Дмитрий Фадин.

Биопринтинг уже сегодня успешно применяется. Например, для создания искусственной кожи делается подложка, на которую наносится криобласт, и получается кожный покров. Можно так довольно просто закрыть большой ожог. Но пока опыт применения биопринтинга в трансплантологии довольно маленький — эксперименты, связанные с печатью более сложных тканей — сосудовидных образований, трубчатых структур, пока не столь успешны. Это намного труднее, и пока технология биопринтинга настолько не развита. С железистыми органами или почкой еще сложнее, потому что их структура очень специфичная. Но при этом, например, по технологии швейцарской компании Codon проведено более 12 тыс. операций, в которых дефекты хрящей восполняли с помощью специальных напечатанных хрящевых шариков. При этом биопечать уже возможна и в космосе: на днях российский 3D-биопринтер напечатал на МКС 12 органов и тканей.

По словам Дмитрия Фадина, директора по развитию 3D Bioprinting Solutions, есть некоторая вероятность того, что биопринтинг упрется в какую-то неразрешимую проблему и печатать сложные человеческие органы мы не сможем. Но, как ему видится развитие технологии сегодня, напечатать почку они точно смогут, вопрос только — когда. Изначально 3D Bioprinting Solutions рассчитывали сделать это за 30 лет, соответственно, осталось чуть больше 20. То есть к середине 30-х годов на рынке должна появиться напечатанная почка.

Помимо аспектов, связанных со здоровьем, биотехнологии смогут осуществить некоторые предсказания фантастов. У Лема был рассказ про существ, которые могли свободно менять свою форму. Через 50 лет человек, возможно, сможет выбирать цвет глаз, волос, заставлять свой организм метаболизировать самые разные вещества: от этилового спирта до кофеина. При этом существует риск, что с удешевлением клеточных и биотехнологий могут найтись какие-нибудь энтузиасты, которые начнут ставить на себе в гараже странные эксперименты. Впрочем, трансгуманисты существуют и в наши дни.

Александр Панчин, российский биолог, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации имени А. А. Харкевича РАН, популяризатор науки, научный журналист, писатель и блогер

В современной науке есть примеры, когда технология меньше чем за 50 лет становилась общедоступной. В 1977 году врачам удалось сделать ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение — «Хайтек»), в результате которого родился здоровый ребенок. Сегодня эта процедура доступна в самых разных медицинских учреждениях.

В наши дни существуют все технологии для того, чтобы создать человека с генетическими изменениями. Могу себе легко представить, что через 30–40 лет генетическая модификация людей станет обыкновенной процедурой, и любая семья, которая тревожится по поводу наследственности будущего ребенка, сможет обеспечить ему крепкое здоровье. Думаю, что к 2069 году большая часть распространенных генетических заболеваний человечества может быть побеждена благодаря сочетанию различных технологий.

Главная особенность генномодифицированных детей будущего — это устойчивость к многочисленным инфекционным заболеваниям, которые сегодня убивают множество людей. В конечном итоге тот факт, что инфекции и генетические заболевания будут все меньше влиять на продолжительность и качество жизни, приведет к большей гуманизации общества. А случаи смерти постепенно станут причиной общественного резонанса из-за того, что станут редкостью.

Интересные результаты могут быть получены и в отношении лечения онкологических заболеваний. Биотехнологии через 50 лет смогут уменьшить количество заболевших раком. Появление и развитие некоторых видов рака связаны с генетической компонентой. Не так давно Анджелина Джоли сделала мастэктомию или операцию по удалению молочных желез, потому что и ее мама, и бабушка погибли от рака груди. Этому заболеванию предшествуют генетические предпосылки, которые увеличивают вероятность возникновения и развития болезни. Такой генетический дефект устраним. Получается, если бы Джоли жила через 50 лет, то удалять молочные железы ей наверняка бы не пришлось.

Кроме того, существует так называемая генная терапия — ее совсем недавно одобрили официально. Суть ее заключается в том, что генетически модифицированные клетки иммунной системы человека побеждают раковые. Этот вид лечения в наши дни стоит миллионы долларов, но уже через 50 лет станет стандартной процедурой. Рак, скорее всего, в будущем так и начнут лечить.

Еще одна интересная история — то, что будет происходить с искусственными органами. В наши дни нехватка органов — огромная проблема, потому что сегодня единственные доноры — это умершие люди. И существует множество факторов, которые препятствуют трансплантации, в том числе — испорченное здоровье донора или тканевая и другие виды совместимости. Поэтому многие умирают прежде, чем дождутся пересадки. Через 50 лет эта проблема будет решена: сегодня по всему миру ученые разрабатывают способы создания искусственных органов. Например, исследователи выращивают их в генномодифицированных животных. Такие органы могут быть пригодны для пересадки человеку. Или создают орган с помощью 3D-биопринтинга. Этот метод подразумевает, что стволовые клетки человека помещают в специальный каркас, со временем они начинают образовывать ткани, а затем формируют весь орган.

Окончание следует.

Источник.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened