Categories:

На ночь глядя с «Экономист»

Элизабет Уоррен начинает свою президентскую кампанию в Айове

Сенатор из Массачусетса — первый высокопоставленный демократ, официально вступивший в гонку 2020 года

31 декабря, примерно за 400 дней до того, как соперники сразятся в своем первом предвыборном сражении в президентском цикле 2020 года на партийном совещании в Айове, сенатор от штата Массачусетс Элизабет Уоррен стала первым видным демократом, заявившим о своём намерении участвовать в выборах. На следующих выходных она отправилась в тур по пяти городам штата Среднего Запада, чтобы донести до избирателей свое послание об экономическом популизме. «Вашингтон отлично работает для тех, у кого есть деньги, но не для кого-то еще, — говорила она. — Это коррупция, чистая и простая, и её надо пресечь немедленно».

Но окончательный бой будет против президента Дональда Трампа, и критики г-жи Уоррен скептически относятся к тому, что она может победить в поединке с ним. Ее драчка с президентом по поводу ее претензий на происхождение из коренных американцев остается особой проблемой; г-же Уоррен будет не так-то просто избавится от прозвища «Покахонтас», придуманного ей Трампом. Действительно, первый же вопрос, заданный ей из толпы на митинге в Су-сити, был о том, почему она публично прошла тест на ДНК, чтобы подтвердить свое утверждение. Г-жа Уоррен ответила, что не претендует на звание «цветной» или «члена племени»; она подробно описала результаты теста (в видео, опубликованном в октябре), чтобы решить проблему. Г-н Трамп, продолжала она, не прекращает «бросаться расистскими оскорблениями». Это вызвало аплодисменты толпы; остальные вопросы касались политики г-жи Уоррен. Ей остаётся надеяться, что остальная часть её кампании пройдёт по этой же схеме.

Г-жа Уоррен начала свою импровизированную речь в Су-сити с истории своей жизни. Она росла в семье «синих воротничков» в Оклахоме с желанием однажды стать учителем в государственной школе; она стала профессором права в Гарварде. Она использовала свое нищенское детство для обоснования необходимости повышения федеральной минимальной заработной платы — это первая мера, предложенная ею в ходе начатой кампании, которая, по ее словам, вывела ее семью из нищеты. «Сегодня в Америке работа матери с ребёнком за минимальную зарплату не спасает их от бедности, — сказала она, - и это неправильно, и именно поэтому я включилась в эту борьбу». Г-жа Уоррен также перечислила медицинское обслуживание. жилье, уход за детьми и образование в качестве первостепенных сфер жизни, требующих немедленных инвестиций, чтобы компенсировать высокие расходы, которые «обрушиваются» на средний класс Америки.

Хорошей новостью для г-жи Уоррен является то, что большинство избирателей согласны с ней во всем этом. По данным Pew Research Center, 58% избирателей поддерживают повышение федеральной минимальной заработной платы до 15 долларов в час, а 60% заявляют, что федеральное правительство должно предоставлять американцам медицинскую страховку. Хуже другое — негативное отношение избирателей к налогам, которые позволят финансировать эти расходы. По словам Гэллапа, половина американцев считают, что заплатили в прошлом году слишком много налогов. Тем не менее, 62% считают, что богатые платят слишком мало. Если г-жа Уоррен сможет разобраться в этом сложном вопросе, у нее все получится. Но ей придётся потерять свою репутацию продвинутой левачки, доказав, что имеет разумный план финансирования ее амбициозной политической программы.

Как и г-н Трамп, г-жа Уоррен говорит, что хочет устранить коррупцию в Вашингтоне. В отличие от г-на Трампа, она видит корень проблемы в лоббистах, корпорациях и особых интересах больших денег, а не во властьимущих. «Многие решения, которые принимаются в далеком Вашингтоне, являются решениями, помогающими богатым и людям с большими связями, и ничего не дающими всем остальным», — сказала она. Она обвинила корпорации в высоких ценах на лекарства, отпускаемые по рецепту, ухудшении состояния окружающей среды и дорогостоящих студенческих займах, а также в лоббизме экономической системы, ориентированной на богачей. «Каждая проблема, которая затрагивает нас в этой стране прямо сейчас, упирается в вопрос, на кого работает правительство», — сказала она. Г-жа Уоррен утверждает, что Капитолий полон разговоров о том, чего хочет крупный бизнес, а не Джо Шмо (на сленге — средний человек, главным образом — мужчина и, как правило, из рабочего класса — то же, что и наше «работяга». — Прим. aprosh).

Некоторые политологи согласны с этим. Александр Гертель-Фернандес, Матто Мильденбергер и Лия С. Стоукс говорят, что г-жа Уоррен права в том, что бизнес взял под контроль политику. В статье, опубликованной в прошлом году, они писали, что 62% сотрудников Конгресса считают, что письма крупных компаний «очень» или «в некоторой степени» представляют общественное мнение в их округе. Лишь треть отнесла то же самое к письмам, присланным средним бизнесом.

Хотя опросы на данный момент ненадежны — многое может измениться до первоначальных конкурсов в номинациях — недавний опрос показал, что 64% ​​демократов воспринимают ее положительно и лишь только 20% —  неблагоприятно. Однако всё может измениться, когда в гонку включится больше кандидатов.

В 2018 году исследование политологов Брайана Ф. Шаффнера, Мэтью МакВильямса и Татише Нтета показало, что сексизм сыграл большую роль в неудаче Хиллари Клинтон в 2016 году. Г-жу Клинтон часто критиковали за то, что она «разыграла женскую карту» после того, как сторонники поддержали её, проталкивая её кандидатуру фразами вроде «теперь её очередь». Возможно, г-жа Уоррен, которая в своей первой речи в Айове и словом не обмолвилась о своей принадлежности к женскому полу, сможет избежать этого проклятия. Но ее критики, несомненно, будут продолжать отзываться о ней в выражениях, которые обычно предназначены для женской политики.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened