Привет из Катовице-5

Всё о климате на COP-24

Ташкентская журналистка Наталия Шулепина завершает рассказ о своём пребывании на 24-й конференции ООН по климату, которая проходила в первой половине декабря в течение двух недель в польском городе Катовице — горняцкой столице этой страны.

Первые четыре её обильно иллюстрированных репортажа опубликованы мной тут, тут, тут и тут.

Одно из заданий на совместной сессии активистов международной климатической сети СAN и журналистов стран ВЕКЦА (Восточная Европа, Кавказ и Центральная Азия) — определить причины недостаточного освещения в СМИ климатических проблем и найти решения. Времени у нас в обрез. Конференция ООН — СОP-24 — близится к завершению.

Журналистов активисты «заманили» на встречу общением на русском и возможностью услышать мнение независимых экспертов о процессе. Мы заранее знаем один из ответов о слабом освещении в СМИ климатической тематике — глобальность проблемы и неинформированность. По-прежнему в локальных масс-медиа появляются сообщения, что нет антропогенного влияния на климат и нет необходимости снижать выбросы СO2: «Американцы опровергают. Глобальное изменение климата само пройдет».

В ООН тоже поначалу сомневались и создали Межправительственную группу экспертов по изменению климата. Она специально для того, чтобы оценивать риски глобального изменения климата, вызванного деятельностью человека.  На СOP-24 мы участвовали в сайд-ивенте этой группы. «Антропогенное влияние на климат доказано». Кстати, об этом же в оценочном докладе ученых США, подготовленном накануне конференции. «Меры надо принимать безотлагательно». 

«Повышение на 1,5 градуса — это предел. Удержаться нереально без отказа от сжигания ископаемого топлива — угля, нефти и газа,  — объясняет журналистам  Алексей Кокорин из  Всемирного фонда дикой природы. — Негативные последствия потепления на один градус очевидны. Возможно повышение на 4-5 градусов. Есть правительства, которые думают, что это не страшно, а через полвека будь что будет.  Но эффекты не линейные. Ожидать уже сейчас можно, чего угодно — засухи, наводнения, катастрофические метеорологические явления. Конференция призывает все страны, принявшие при подписании Парижского соглашения обязательства по снижению выбросов до 2030 года,  обязательства пересмотреть в сторону увеличения. Делегаты должны вернуться в свои столицы и начать внутренние процессы для усиления этих целей к 2020 году. Они должны представить эти обязательства на Саммите Генерального секретаря ООН в 2019 году.  Грузия и Украина уже заявили о пересмотре своих целей». Впечатляет.

Узбекистан озвучил обязательства в документе, представленном в Секретариат Рамочной конвенции ООН об изменении климата при подписании Парижского климатического соглашения. Обещано до 2030 года снизить удельные выбросы парниковых газов на единицу ВВП на 10 процентов от уровня 2010 года. Всемирный банк относит Узбекистан к группе стран, наиболее уязвимых к негативным воздействиям изменения климата. Стране надо очень постараться, чтобы взять повышенные обязательства и выполнить. При увеличении добычи угля и его импорте это сложно. Может, в самом деле леса сажать, как в Китае и Армении?  

COP-24 определяет условия и правила Механизма устойчивого развития.  Богатые страны могут помочь развивающимся кредитами  и грантами. Богатые хотят ввести страхование потерь и ущерба. Но не все поддаются страхованию, и пока не ясно, как отчитываться за климатические средства. Подождем итоги конференции.

На министерском сегменте идет борьба за формулировки Правил по реализации мер Парижского соглашения. А здесь, на встрече климатических активистов, экспертов и журналистов можно расспросить, почему газ тоже плохо. Коллега из Туркменистана интересуется и другим знать не лишне. «Да, Туркменистан любит газ, богат им. Но над самой газовой станцией — марево. В факелах сжигается попутный газ. От природного газа СO2 образуется на сорок процентов меньше, чем от угля, но еще и сера летит, оксиды азота. Сера — запах, оксиды азота вредны для легких. Замещение угля газом  не решает проблему. Нужна безуглеродная экономика». Сколько стоит?

Делегации рассуждают о постепенном выведении тепловых электростанций и замещении возобновляемыми источниками энергии. Цена вопроса — не только энергетические станции, но и транспорт, теплоснабжение, а также системы опреснения воды. Про ветряки и солнечные батареи все знают, и что резко подешевели, тоже знают. «У них нет углеродного следа». Как откровение звучит информация о тепловых насосах. В этом случае тепло берется из воздуха или из почв. «В Швеции ежегодно устанавливается 600 тысяч тепловых насосов. В США запрещено вводить новые здания без тепловых насосов. Технологических решений полно!» 

Не случайно все дни конференции шли параллельно пленарным заседаниям технологические. На них слушали, просвещались и выбирали технологии. На  технологическом сайд-ивенте по возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) российские атомщики предлагали АЭС как альтернативу углю и как источник чистой энергии.

Эту тему продолжили обсуждать и на сессии активистов, журналистов и экспертов. «Атомная энергия — чистая?» Мнение активистов гражданского общества: «Нет, если учитывать затраты на производство урана и на утилизацию отработанного топлива. Эти затраты в расчетах не показываются и в цену атомной энергии не закладываются. Захоранивать ядерные отходы, а они образуются каждый день все время эксплуатации, ни одна страна не хочет. Технология не удешевилась. В полном цикле атомной энергетики — выбросы близки к современным газовым станциям. Выбросы на производство единицы энергии посчитайте!»

Кредиты на строительство АЭС Зеленый климатический фонд не даст. Об этом заявила на COP-24 министр окружающей среды Германии, вкладывающей в фонд солидные суммы». Интересная позиция, когда Узбекистан и Росатом заключили соглашение о строительстве АЭС. Примерная сумма проекта составляет тринадцать миллиардов долларов. Может, их направить на ВИЭ? Во всяком случае, на сто процентов возобновляемых источников энергии нацелилась Европа.

«Ну а теперь задания». Их несколько для круглых столов. Журналисты для лучшего информирования своего сообщества предлагали тематические тренинги, медиатуры, создание международной журналистской сети по типу климатической СAN.  Может быть. Что решит Конференция?

В день, намеченный для закрытия Конференции, делегации и делегаты продолжали спорить. Больше всего вызывала противоречий шестая статья Правил. 

«Основная часть правил относится к отчетности, мониторингу и прозрачности всех сторон действий по проблеме климата. Немалая сложность связана с унификацией правил для всех стран. Не вызывает сомнений, что наименее развитые и слабые страны могут иметь упрощенные правила, но все крупнейшие экономики должны обо всем отчитываться одинаково, даже если у них совершенно разные национальные цели по выбросам парниковых газов и/или по адаптации к негативным изменениям климата. В переговорах по правилам статьи 6 Парижского соглашения, очень важно не допустить дискриминации лесных проектов ни в каких странах.  Речь идет о конкретных проектах и привлечении инвестиций, поэтому статья 6 очень важна», — такова точка зрения уже знакомого нам Алексея Кокорина.

В пятницу (14 декабря 2018г) дебаты шли до ночи. Окончательный документ было решено обсудить в четыре утра. Но к четырем утра документ еще не готов и министерская сессия переносится. Суббота — опять весь день дебаты. И все же 15 декабря стало историческим днем. Правила по реализации Парижского соглашения по климату приняты. Они обеспечат выполнение странами обещаний по сокращению выбросов углерода в атмосферу. Соглашение одобрили представители 196 стран. Правила вступят в силу в 2020 году.

Наталия ШУЛЕПИНА.

Во всех пяти репортажах — фото автора.

SREDA.UZ

Ташкент-Катовице-Ташкент.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened