Дождётся ли Макрон результатов реформ

Президент Франции мечтает создать новую экономическую модель благополучия и вернуть страну в число глобальных политических акторов. Но пока ничего не выходит.

Развитие экономики Франции, эволюция ее внутренней и внешней политики в среднесрочной перспективе во многом зависят от результатов широкомасштабной программы реформ, к которым приступил нынешний президент Эммануэль Макрон. Речь идет о разрыве с социально-экономической моделью, сложившейся во Франции после Второй мировой войны. Ее особенностями были активная роль государства в перераспределении финансовых потоков (54% ВВП проходит через бюджет), жесткая административная регламентация рыночных и трудовых отношений, весьма продвинутая, но убыточная перераспределительная система соцзащиты.

Если в первые послевоенные десятилетия эта неокейнсианская модель оправдывала себя, то ныне она, по убеждению большинства представителей французского бизнес-сообщества («патроната»), не отвечает реалиям глобализованного мира XXI века. Признаками этого служат низкие темпы роста (1,7% в 2018 году), хронический дефицит бюджета (81,3 млрд евро — 2,8% ВВП) и торгового баланса, разбухание госдолга (98,6% ВВП), утечка капитала и производств за рубеж из-за высоких налогов, массовая безработица (9,1% работоспособного населения).

Проблема «желтых жилетов»

За полтора года пребывания Макрона у власти назначенное им правительство Эдуара Филиппа провело через парламент 77 крупных законопроектов. Наибольшие преимущества от пересмотра фискальной политики (отмена налога на крупные состояния, снижение налога на прибыль на 20 млрд евро и т. д.) и кодекса законов о труде, существенно урезавшего права профсоюзов, получили предприниматели, а также менеджеры высшего и среднего звена, лица свободных профессий, интеллигенция крупных городских центров, которые успешно вписались в процессы глобализации и европейской интеграции. Именно у этих привилегированных категорий (верхний слой среднего класса), составляющих «ядерный» электорат президентской партии «Вперед, Республика!» (24% избирателей первого тура президентских выборов 2017 года), находит наибольшее понимание и поддержку его постмодернистский, либерал-глобалистский дискурс.

В то же время неизбежные издержки разрыва с прежней моделью на фоне низких темпов роста экономики приходится уже сейчас нести многочисленным социально уязвимым слоям населения — пенсионерам, рабочим, фермерам, рядовым госслужащим, студенчеству, особенно в небольших городах и сельской местности депрессивных регионов, переживающих глубокую структурную ломку уходящих в прошлое традиционных отраслей промышленности и сельского хозяйства.

17 ноября на улицы и дороги Франции вышли 382 тысячи активистов в желтых жилетах, выступающих против повышения цен на бензин и дизельное топливо. Каждую следующую субботу движение «желтых жилетов» приобретало все больший размах, перерастая в общенациональный социально-политический кризис.

Если до мая-июня 2020 года, когда истекают президентский срок Макрона и полномочия депутатов его парламентского большинства, ощутимых изменений к лучшему в экономике не произойдет, то продление их мандатов на следующий пятилетний срок окажется под вопросом.

Проблемы международного имиджа

Социальный кризис конца 2018 года, безусловно, отразится на возможностях Франции продвигать свои инициативы на международной арене. Тем не менее в ближайшей перспективе (2019 год) не исключена возможность некоторых позитивных подвижек в поисках компромиссных решений. На фоне брекзита, политического кризиса в ФРГ и неопределенности перспектив администрации Трампа после выборов 6 ноября 2018 года Макрон в принципе мог бы активизировать свои инициативы.

До 2024 года российско-французский диалог ожидают определенные проверки на прочность, прежде всего в связи с выборами в Европарламент (май 2019 года) — Париж упрекает Россию в поддержке евроскептиков. Обвиняя РФ в кибервмешательстве в европейские выборы, Макрон пытался подорвать шансы своих противников-евроскептиков в Восточной Европе, Италии, Австрии, а главное — в самой Франции. Между тем шансы на поиски компромисса с Парижем по украинской проблематике и санкционной политике минимизируются тем, что в «нормандском формате» основную роль во франко-германском тандеме всегда играл Берлин. Другим раздражающим моментом может стать настороженная позиция Парижа перед лицом активизации РФ в Африке (Египет, Ливия, ЦАР).

Тем не менее в целом позитивный потенциал для развития наших отношений с Францией, безусловно, сохраняется вне зависимости от продления мандата Макрона на следующие пять лет после 2022 года и неизбежных колебаний как в двустороннем сотрудничестве, так и во взаимодействии с другими странами.

Юрий РУБИНСКИЙ, руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН, доктор исторических наук, эксперт РСМД.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened