Мусор не поддается быстрой сортировке

Создание сети мусоросортировочных комплексов в стране должно увеличить использование вторичного сырья в промышленности. Однако есть сомнения в том, что мы сумеем быстро построить эффективные объекты, которые могли бы поставлять востребованное предприятиями сырье.

В Минпромторге обсуждается проект строительства в России более 220 комплексов различной мощности по обработке, размещению и утилизации твердых коммунальных отходов (ТКО). Общий объем финансирования оценивается в 290 млрд рублей (из них 110 млрд — государственные инвестиции, 180 млрд — частные), компании будут участвовать в нем на условиях концессии и частно-государственного партнерства. В качестве мер поддержки заявлены компенсация до 30% затрат на строительство комплексов с компенсацией ставки по привлеченным средствам с субсидированием лизинга высокотехнологичного оборудования и прямое участие государства в проектах.

Этот проект сообразен с направлением большой мусорной реформы, которая началась в России. Согласно национальному проекту «Экология» (а он вытекает из майского указа президента РФ Владимира Путина о национальных целях и стратегических задачах развития страны) создается новая система обращения с твердыми коммунальными отходами: 60% всех отходов к 2024 году должны обрабатываться — сортироваться, а затем направляться на переработку или утилизацию. К 2022 году должны быть введены мощности по обработке 21,7 млн тонн отходов, а к 2024-му — 37,1 млн тонн.

Рашид Исмаилов, председатель Российского экологического общества, считает этот план вполне реалистичным. «Он формировался из тех предложений, которые Минпромторг собрал в отрасли, — говорит Исмаилов. — Потребности в мощностях будут возрастать, это требования уже нацпроекта „Экология“ в части создания отходоперерабатывающей промышленности».

Захоронение полезных фракций с начала 2019 года должно быть запрещено. По словам Полины Вергун, председателя совета директоров ГК «Чистый город», планируемое количество обрабатывающих комплексов вполне оправданно с учетом объема отходов: порядка 70 млн тонн отходов потребления — значит, на каждый комплекс придется по 300 тыс. тонн. Но строить нужно очень быстро, чтобы оснастить все регионы сортировочными станциями, ведь на новую систему обращения с отходами они должны перейти в 2019 году (для Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя переход отложили до 2022 года). Впрочем, на прошлой неделе Госдума приняла во втором чтении законопроект, предусматривающий перенос на более поздний срок введения новой системы обращения с отходами и для остальных субъектов РФ.

Сейчас в стране 60 крупных и средних мусоросортировочных комплексов. Мелких (с объемами обработки от 50 тыс. тонн в год) гораздо больше, но сортировка там ведется вручную и сортируются лишь некоторые группы отходов. Это низкорентабельные предприятия, так как выход полезного сырья из отходов у них не превышает пяти процентов. В целом по стране на обработку поступает 5–13% отходов. Логичным итогом низкого уровня обработки отходов стал дефицит на российском рынке сырья для переработки — шин, покрышек, стеклобоя, макулатуры и проч. Создание сети мусоросортировочных комплексов и многофункциональных сортировочных комплексов производительностью от 100 до 300 тонн в год должно изменить ситуацию. Как рассчитывают эксперты, эффективность выделения таких ценных утильных фракций, как черные и цветные металлы, картон и бумага, полимеры, стекло, должна составлять не менее 30% общей массы. К 2030 году таких комплексов планируется построить уже 300, в соответствии со стратегией развития промышленности по утилизации и обезвреживанию отходов.

Однако в России, в отличие от стран Евросоюза, нет работающей по всей стране системы раздельного сбора мусора (есть лишь отдельные попытки ее организовать в разных регионах), почти отсутствует инфраструктура для раздельного накопления отходов. По мнению Бориса Моргунова, директора Института экологии НИУ ВШЭ, планы строительства сортировочных и перерабатывающих комплексов в стране весьма амбициозные и должны привлечь инвесторов в отрасль, однако есть серьезные сложности. Накопление отходов с последующей сортировкой неэффективно, так как из-за деформации и загрязнения «сырье» становится непригодным для повторного использования. «Без раздельного сбора сортировка мусора даже с интеграцией самых инновационных технологий в наших условиях смешения „мокрого“ и „жирного“ мусора (в основном из-за пищевых отходов) даст не больше двадцати процентов полезного выхода, а значит, такие заводы не являются очевидно привлекательными для инвестиций», — утверждает Борис Моргунов. В таких обстоятельствах, считает эксперт, выделять средства господдержки для создания производств, ориентированных на сортировку смешанных ТБО, экономически и экологически недостаточно обосновано. Это не позволит существенно увеличить объем ресурсов, извлекаемых из отходов для повторного использования.

Приходится учитывать и то, что современные технологии обработки отходов недешевы. Например, по расчетам аналитической компании «Центр современных решений», стоимость современной сортировочной станции, соответствующей требованиям наилучших доступных технологий, составляет 1,5 млрд рублей. Установка 200 таких станций по всей стране обойдется уже в заоблачные 300 млрд рублей.

Можно строить и дешевле, но тогда будет снижаться эффективность. Впрочем, в условиях нынешней спешки с созданием мусороперерабатывающей инфраструктуры в регионах (в соответствии с территориальным схемами) это не останавливает желающих обойтись вложениями в 50–70 млн рублей, пусть это и позволит отобрать лишь три процента полезного сырья. Остальное, как и раньше, повезут на свалки. А это уже похоже на профанацию всей программы реформирования системы обращения с отходами.

По мнению Дениса Кондратьева, заместителя генерального директора СРО «Ассоциация „Лига переработчиков макулатуры“», на сортировочной станции должно быть несколько «окон» для досортировки, причем здесь не обойтись без ручного труда. Если взять макулатуру, то ее необходимо делить на несколько сортов, чтобы такое сырье действительно представляло ценность для переработчиков. «Если цель станции — чтобы что-то жужжало и выдавало биомассу, то можно обойтись и без досортировки, — говорит Денис Кондратьев. — А если нужно, чтобы станция окупалась, продавая востребованное сырье, то нет. Китай, например, закрыл ввоз для плохо сортированных отходов. Несортированную макулатуру китайцы просто не покупают». План строительства сортировочных комплексов — это неплохо, считает г-н Кондратьев, но главное, чтобы они были ориентированы прежде всего на финансовый результат, а не просто на извлечение ресурсов: «Нам не нужна просто макулатура, — нужны картон, газеты и так далее. Каждому предприятию — что-то свое. Если предложат всё „в куче“, значит, строительство станций — это просто зря потраченные деньги».

Пока примеров хорошей организации процесса от сбора до переработки очень мало. Как рассказывает Денис Кондратьев, в Нижнем Новгороде региональный оператор «Маг групп» поставил автоматизированный сортировочный комплекс по технологии голландской компании Bollegraaf и договорился о поставках сырья с местным бизнесом, который занимается сбором и сортировкой макулатуры. «Обычно операторы так не делают, а, наоборот, начинают воевать с теми, кто уже занимается в регионе вторсырьем», — отмечает Кондратьев. Но и здесь пока сбор и переработка макулатуры развиваются медленно, хотя какое-то количество контейнеров для ее сбора в городе установлено.

По словам Полины Вергун, в регионах есть случаи, когда мусоросортировочные объекты строятся в местах, где располагать их нецелесообразно. «Допустим, мы приходим в регион в качестве оператора, а там уже есть территориальная схема, по которой запланировано семь сортировочных станций, — рассказывает она. — А мы рекомендуем сделать четыре, но более крупные, и организовать сеть перевозочных мощностей. А за счет бóльших объемов более дорогостоящие сортировки будут работать при небольшом тарифе».

Хорошие виды на мусор

Создавать новую мусорообрабатывающую отрасль придется едва ли не с нуля. Дело в том, что более 80% компаний, задействованных в отрасли, сейчас используют импортные технологии и оборудование, преимущественно из Европы. Доля импортного оборудования для обработки, утилизации и обезвреживания отходов, которая сейчас составляет 50%, должна снизиться к 2020 году до 30%, а к 2030-му — до 10%.

Российских технологий и тем более специализированного оборудования в стране пока не много, отмечает Рашид Исмаилов, однако нацпроектом «Экология» предусмотрено развитие в этом направлении. «Постепенно мы придем к полному замещению импорта», — считает эксперт. По мнению Дениса Дойникова, советника генерального директора по гражданской продукции ЦНИИ «Буревестник», если правильно выстроить систему кооперации, долю локализации при изготовлении оборудования для мусоросортировочных комплексов сразу можно довести до 70–90%.

Пока же большинство производителей оборудования для обработки и утилизации твердых коммунальных отходов либо покупают установки за рубежом «под ключ», либо делают в России самые простые элементы системы, все высокотехнологичные элементы приобретают за границей, а затем все это интегрируют. «Здесь заложены серьезные риски, — полагает Денис Дойников. — Когда инжиниринг объекта делают те, у кого нет опыта в создании таких сложных комплексов, он в итоге может не выдавать ожидаемых показателей».

«Буревестник» планирует занять существенную долю на этом рынке. Компания участвует в ведомственном приоритетном проекте Минпромторга России по импортозамещению в промышленности обработки и утилизации ТКО, в рамках которого создает автоматизированные мусоросортировочные комплексы, аналоги которых в России не производятся. До 2029 года она должна изготовить 39–41 мусоросортировочный комплекс. К 2022 году «Буревестник» рассчитывает выйти на производство десяти комплексов в год.

Проект «Буревестника» будет отличаться высокой степенью локализации технологий производства оборудования. Компания сотрудничает в этом направлении с одним из мировых лидеров отрасли — американским производителем Bulk Handling Systems. Он поставит технологии, но основную часть оборудования сделают на территории России. Доля локализации будет составлять не менее 70%. По словам Дениса Дойникова, заводы по технологиям американцев построены в Арабских Эмиратах, Австралии, Великобритании и других странах. «Наши партнеры, а это международный бизнес, — первые, кто согласился на локализацию. Мы способны создать единую технологическую линию, которая не требует сбора и интеграции элементов различных производителей», — говорит г-н Дойников. Как он объясняет, американскую технологию выбрали потому, что она полностью адаптирована для работы со смешанным мусором (а иной в России найти трудно). «Но все же в идеале нужно иметь два контейнера — для органических (сырых) отходов и для сухих, — считает Денис Дойников, — это позволит повысить показатели качества отбираемых вторичных материалов».

Как рассказывает г-н Дойников, по американской технологии можно отобрать из общей «кучи» до 90% пластика и 70% стекла, 90% металлов и 80% картона. В целом, если говорить о московском мусоре, есть возможность взять 30–40% полезных фракций, а остальное — это мелкие фракции и органические отходы. Часть мелкой фракции пойдет на изготовление RDF-топлива (Refuse Derived Fuel — топливо из оставшихся после сортировки отходов), органика — на компостирование. Из компоста можно получить технический грунт и биогаз (метан), которым можно заправлять коммунальную технику. Впрочем, переработка органики, которая, кстати, составляет до 40% твердых бытовых отходов, в России только в начале развития, крупных предприятий в этой сфере нет.

ГК «Чистый город», один из крупных региональных операторов по ТКО, строит около дюжины мусоросортировочных комплексов в Южном федеральном округе, из них половина уже эксплуатируется. Эти комплексы работают в основном с использованием ручной сортировки, рассказывает Полина Вергун, но будут постепенно дооснащаться оптическими системами. «Сейчас делать полностью автоматизированные комплексы для нас неэффективно, потому что отсутствуют перерабатывающие мощности, — объясняет Полина Вергун. — Пластиковые бутылки можно отобрать вручную, а остальные полезные фракции, в том числе пластиковые отходы, сегодня просто некуда деть, потому что в стране нет соответствующих мощностей. Есть небольшие предприятия, которые могут переработать ПЭТ-тару, а вот пластиком в грязном виде — полиэтиленами, полипропиленами и прочим — не занимается никто».

«Чистый город» решил к не слишком прибыльному из-за жесткого регулирования тарифов региональному операторству (прибыль здесь закладывается на уровне 2–5%) добавить бизнес в сфере переработки отходов, где компания видит большой потенциал. Это связано в том числе с введением в России экологического сбора для производителей — они смогут не платить этот налог, если в производстве будет использоваться 20% вторичного сырья. Так что в планах «Чистого города» на 2019–2020 годы — создание первого мусороперерабатывающего комплекса.

По словам Полины Вергун, раньше «Чистый город» не строил собственных перерабатывающих мощностей, потому что не было гарантированной поставки вторсырья. Но теперь, когда компания является оператором по ТБО в нескольких регионах: Волгоградской, Астраханской, Ростовской областях, Калмыкии, части Краснодарского края и Адыгеи, — на этой территории компания может организовать сбор такого объема вторичного сырья, при котором будет экономически целесообразно строить крупный перерабатывающий комплекс. И именно в комплексе с такой переработкой уже будет иметь смысл создание станций для автоматизированной сортировки мусора с помощью оптических датчиков, которые смогут распознавать, например, разные виды пластиков.

Весь проект «Чистого города», в который входят модернизация и строительство новых комплексов для сортировки мусора и для его переработки (всего 14–15 объектов), будет стоить, по расчетам компании, 9–10 млрд рублей. Оборудование для сортировочных комплексов компания планирует закупать в основном европейское. «Французы и немцы хорошо делают оптику, и мы выбираем между ними по цене и уровню сервиса, по функциональности датчиков», — рассказывает Полина Вергун. В перерабатывающих комплексах тоже есть оптические элементы, ведь туда тоже должны поступать в том числе и смешанные отходы: там стекло будет разделяться по цветам, а пластик — по разным видам. Для перерабатывающего комплекса «Чистый город» выбрал итальянское оборудование. Но часть комплектующих будет закупаться в России: в основном это «железо» — например, конвейерные ленты, прессы, роторные сепараторы. Более сложные элементы — баллистические сепараторы, мойки, грануляторы, разрыватели пакетов — российские производители либо не делают, либо пока это слишком «сырое» оборудование с плохо предсказуемым качеством работы.

Но с формированием мусорообрабатывающей отрасли растущий спрос будет подталкивать российских производителей делать свое оборудование. Причем благодаря развитию переработки полезных фракций в мусоре, возможно, удастся избежать массового строительства в стране мусоросжигательных заводов, против которого зачастую выступают жители расположенных рядом населенных пунктов.

Более 80% участников мусорообрабатывающей отрасли используют импортные технологии и оборудование...

Вера КОЛЕРОВА.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened