XXI век. Конъюнктура права, церковная война и каноническая аннексия

Петр Порошенко. Иллюстрация: sprotyv.info

Киевский Объединительный собор 15 декабря провозгласил создание новой автокефальной Церкви. По названию автокефальной. Провозглашение ПЦУ означает прохождение «точки невозврата» в противостоянии Экуменистического (Константинопольского) и Московского патриархатов, когда возврат к статус-кво стал невозможен. Зато возможен и даже неизбежен выход конфликта на цивилизационный уровень.

Каноническая аннексия

Если рассматривать в политических категориях то, что происходит в церковной жизни Украины, то к создавшейся ситуации вполне применимо понятие «аннексия» (от латинского annexus — «присоединенный»). И здесь неважно, какой эпитет использовать — «церковная», «каноническая» или иной — сути не меняет: это присоединение территории в одностороннем порядке.

Основное содержание аннексии — это неправовая смена юрисдикции на некой территории. То есть власти — пусть в данном случае только церковной. Но о праве чуть погодя.

У власти три ветви — законодательная, исполнительная и судебная, и исторический опыт показывает, что основные исполнительские функции при аннексии остаются в ведении элиты местного населения, если только, конечно, аннексия не связана с его физическим уничтожением. В стиле «не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла» (1 Царств, 15:3). Функцией аннексанта становится контроль и распределение.

А вот конечные решения в области законодательства и суда аннексант полностью оставляет за собой. С этой точки зрения, Устав «Православной Церкви Украины» (ПЦУ), текст которого появился в средствах массовой информации, это устав аннексированной территории. Потому-то я и не смогу заставить себя поверить в этот текст, пока не увижу его на официальном сайте Константинопольской патриархии или хотя бы на сайте ПЦУ, который, полагаю, будет создан.

Потому что там «По важнейшим вопросам, которые требуют совместных обсуждений и действий во имя лучшей поддержки православной церкви, Священный Архиерейский Собор обращается к Вселенскому Патриарху, который охотно предоставляет содействие, и провозглашает нужное решение Священному Архиерейскому Собору Украины» (статья IV, п. 1, III). А «важнейшим вопросом» в любом социуме есть ЗАКОН.

И второе. «Священнослужитель любого сана, окончательно осужденный своими церковными властями к любому наказанию может использовать право апелляции к Вселенскому Патриарху» (статья XI). Иными словами, Константинопольский патриарх Варфоломей имеет право конечного судебного решения в отношении любого украинского церковника.

И при этом «истиной в конечной инстанции», согласно Уставу, является томос — документ, к обсуждению которого украинские церковные иерархи, судя по всему, даже не допускались и который увидит свет не раньше 6 октября. Однако менять Устав можно только «всегда в духе Патриаршего и Синоидального томоса», а право истолковывать томос, в соответствии со четвертой статьей Устава ПЦУ, «имеет исключительно Вселенский Патриарх».

Хотя первая статья Устава называет ПЦУ «автокефальной», «самовозглавляемой». То есть суверенной.

Эталон «конъюнктуры права» в соусе «русской угрозы»

Теперь о праве. В очень информативной книге швейцарского журналиста и политика Ги Меттана («Запад — Россия: тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса») есть очень интересное наблюдение: для Европы "…самое право не является раз и навсегда установленным и незыблемым… правовая система отражает не столько принципы, сколько конъюнктуру. По сути, для Запада право — это меняющееся понятие, актуальное лишь на сегодняшний день, потому что завтра оно устареет". Надо же, как швейцарец изысканно определил примитивные «двойные стандарты» — конъюнктура права.

Экуменисты из Константинополя — просто эталонный пример «конъюнктуры права». Ведь все понимали, то Московский Патриархат не будет безучастно взирать на украинские события, ограничившись смешной жалобой генсеку ООН и Папе Римскому. «Аннексия» — это уже термин из военного словаря, а «на войне, как на войне». Русские, как обычно, долго запрягали, но сейчас, похоже, начинают отвечать действием. Причем действием «на территории неприятеля».

Еще в октябре патриарх Кирилл решил направить в Турцию священника, который будет совершать регулярные богослужения в храме святых Константина и Елены, расположенном на территории генконсульства России в Стамбуле. Глава отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион объяснил это так: «В Турции у Константинопольского патриархата, по самым оптимистичным оценкам, около двух тысяч верующих, а русскоязычных людей там десятки тысяч? Они нас спрашивают: „В какие храмы ходить?“ А им сейчас некуда ходить, потому что в Турции только храмы Константинопольского патриархата». Ну как не поверить митрополиту. Хотя это было куда больше похоже на пусть запоздалую, но реакция на миссию в Украине двух экзархов Константинопольского Престола Даниила Памфилийского и Илариона Эдмонтонского.

У Варфоломея поморщились, но стерпели, все-таки территория генерального консульства экстерриториальна. Хотя патриарх и заявил, что «Это антиканонично, потому что этот храм духовно, юридически принадлежит Патриархии Константинополя» .

Далее — более. 13 декабря, в день святого апостола Андрея Первозванного, экзархи Константинопольского патриархата провели первую литургию в Андреевской церкви в Киеве. Практически сразу появилась информация, что священник Московского патриархата проведет Божественную литургию 22 декабря в Белеке (Анталья). В церкви Рухулла, в «саду религий».

Здесь уж не выдержал 89-летний титулярный митрополит Писидийский, экзарх Анталии и Сиди Сотирий. И его «комментарий» был опубликован на сайте Экуменистического Патриархата, «главном» сайте православия.

Митрополит заметил, что священник, который проведет литургию в Белеке, нарушит два правила Святых Апостолов (а авторитетнее этого кодекса в христианстве только Евангелия). Прежде всего, 35-е: «Епископ да не дерзает вне пределов своей епархии творить рукоположения в городах и в селах, ему не подчиненных. Если же обличен будет, как сотворивший сие без согласия имеющих в подчинении те города и села, то да будет извержен и он, и поставленный им».Хотя за сутки до появления этой статьи экзархи Константинополя служили литургию в Киеве без каких бы то ни было разрешений. Даже ПЦУ не могла его дать: она и ее предстоятель митрополит Епифаний были провозглашены только два дня спустя, 15 декабря.

Во-вторых, по мнению Сотирия, русский священник нарушил 30-е апостольское правило, поскольку «он обратился за поддержкой в ​​российское консульство в Анталии, если, конечно, онлайн-объявление является точным». А правило гласит, что «Если какой-нибудь епископ, употребив мирских начальников, чрез них получит епископскую власть в Церкви, то да будет он извержен и отлучен, а также все сообщающиеся с ним». Но тогда возникает вопрос о факторе «мирского начальника» — президента Порошенко, который и обратился к Варфоломею с просьбой о томосе, и принял участие в Объединительном съезде. Но этими вопросами никто в Стамбуле не задается. Не актуально, наверно.

Так что прав Ги Меттан: право — это меняющееся понятие и используется (или не используется) в зависимости от конъюнктуры. Поэтому Русская Церковь будет безмятежно продолжать свои выпады, причем повышая ставки.

Лучше быть живой обезьяной, чем мертвым тигром

Константинопольский патриархат, на своем последнем Синоде распустил Архиепископию православных русских церквей в Западной Европе, предложив ее приходам (а их около 100) войти в состав различных митрополий Константинопольского патриархата. В РПЦ отреагировали быстро: они предложили этим приходам перейти в юрисдикцию Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) — самоуправляемой Церкви в составе Московского патриархата.

Тем более, что прецедент уже есть. В начале ноября приход храма Рождества Христова и Николая Чудотворца во Флоренции (Италия) перешел из юрисдикции Константинопольского патриархата именно в РПЦЗ. Тогда Архиепископия «запретила в служении» протоиерея храма Георгия Блатинского, но, судя по сайту прихода, это не помогло: на главной странице висит «шапка» крупным шрифтом: «РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ ЗАГРАНИЦЕЙ».

А Архиепископии сейчас самой «не до жиру». Свою реакцию на решение Синода она озвучит 23 февраля 2019 года после внеочередной Генеральной ассамблеи в Париже. И если там решат «не распускаться», то на День Советской армии и Военно-Морского флота патриарх Кирилл и Русская православная церковь имеют шанс получить очень богатый подарок — все православие Европы.

Так что, если в отношении Украины уместен термин «аннексия», то в отношениях Фанара (резиденция Варфоломея в Стамбуле) с Чистым переулком, 5 (резиденция Кирилла в Москве) скорее уместен другой термин — «война». Стороны ведут действия на канонических территориях противника и отбивают друг у друга опорные пункты и регионы.

Сейчас самый актуальный вопрос для них — союзники и покровители. С союзниками у новосозданной ПЦУ сложно. Митрополит Епифаний за двое суток после избрания получил поздравления только от патриарха Варфоломея (да и то по телефону), посольства США и предстоятеля украинских греко-католиков архиепископа Святослава. Остальные предстоятели автокефальных поместных церквей (восемь патриархов, три митрополита и три архиепископа) угрюмо молчат.

Молчит и Москва со Стамбулом. Владимир Путин — очевидно потому, что уверен: его молчание страшнее любых его слов. А Реджеп Тайип Эрдоган — потому что должен быть в полном восторге. Все-таки два народа гяуров-неверных мутузят друг друга на той территории, которая еще 200 лет назад была под полным политическим контролем его султаната. Ой, страны…

И молчать Эрдоган будет до последнего. Потому что сейчас он в положении мудрой китайской обезьяны, которая «сидит на горе и смотрит на бой двух тигров в долине». А потом, в полном соответствии с пословицей, он «спустится с горы и снимет шкуры с погибших тигров». Хотя — зачем спускаться? Сами принесут… Россия «Турецким потоком» уже сейчас своими руками превращает Турцию в крупнейший европейский хаб углеродов. А Украина — та вообще признает над собой духовную власть не самого крупного чиновника его государственного аппарата. Ведь именно таковым Варфоломей является в структуре мусульманской Турецкой республики. Да ведь это просто сказка какая-то!

В прошлом веке великий англичанин сэр Арнольд Тойнби выделил в истории человечества 21 цивилизацию. Из них семь — «живые»: западно-христианская (европейская), восточно-христианская (православная), индуистская, конфуцианская, дальневосточная (Япония и Корея), иранская, арабо-исламская. В основу классификации цивилизаций сэр Арнольд ставил религию и форму ее организации.

Восточно-христианская цивилизация всегда отличалась весьма малым количеством внутренних конфликтов, что и ослабило ее. Не была выработана система противодействия конфликтам и техника их разрешения. Нынешний раскол восточного православия может перерасти в самое крупное противостояние в истории этой цивилизации. А поскольку «иммунитета» нет, то он может стать и последним.

Андрей ГАНЖА, специально для EADaily.

Источник. 


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened