Черногорский митрополит предлагает Варфоломею путь к непозорному отступлению

Константинополь может отменить своё решение по Украине на Критском «всеправославном» соборе (так официально не завершённом), если Москва согласится в нём участвовать, превратив в действительно всеправославный. Так считает митрополит Черногорский Амфилохий.

Как сообщал ФСК, 14 сентября синод РПЦ «призывал Предстоятелей Церквей проникнуться пониманием общей ответственности за судьбу мирового Православия и инициировать братское всеправославное обсуждение церковной ситуации на Украине». Предстоятель черногорской митрополии полагает, что такое обсуждение вполне возможно в рамках Критского собора, начавшего свою работу в июле 2016 г., но официально не закрытого. Более того, владыка Амфилохий уверен, что продолжение Критского собора в действительно всеправославном формате, это единственная возможность решить украинский вопрос. Для этого «четыре патриархии должны дать свое решение по собору, поскольку без участия Русской православной церкви и трех остальных он не может быть всеправославным».

Как известно, в Критском соборе отказались принимать участие Антиохийская православная церковь (занимающая третье место в диптихе автокефальных поместных церквей), Русская православная церковь, Болгарская православная церковь и Грузинская православная церковь. Также не участвовала в нём Американская православная церковь (признанная автокефальной не всеми поместными церквами).

Таким образом были сорваны давние амбициозные планы Варфоломея по закреплению его экуменических воззрений на всеправославном уровне, так и по утверждению его мнимого «первенства» в мировом православии (официально созывал собор и председательствовал на нём Варфоломей).

Поэтому многие рассматривают нынешнюю антиканоническую активность Экуменического патриархата в отношении канонической территории РПЦ – Украины (и даже Белоруссии) – как месть Московскому патриархату.

Митрополит Амфилохий считает, что для участия Русской церкви в работе Собора, нужно вернуть в его повестку вопрос процедуры признания автокефалии: «Собор должен вынести окончательное решение, кто может давать автокефалию и этим решить вопрос Украины и других схожих явлений». Ибо «Константинополь больше не имеет тех прав, которые он имел в свое время, единолично давать автокефалию».

Отметим, что по канонам абсолютного права единолично предоставлять автокефалию Константинополь не имел никогда. Старейшие церкви стали поместными ещё до появления Константинопольского патриархата. Последний же предоставлял автокефалию лишь своим (к тому моменту) частям.

Тем не менее, на Всеправославном предсоборном совещании в Шамбези (пригород Женевы) в 2009 г. вопрос процедуры предоставления автокефалии был в целом согласован. Собор должен был утвердить следующий порядок:

– материнская (для просящей самостоятельности части) церковь, в случае своего согласия на автокефалию своей части, обращается за оформлением томоса к Константинопольскому патриарху как к первому по чести среди других предстоятелей;

– Константинопольский патриарх, подписывает этот томос лишь в случае согласия всех остальных предстоятелей поместных церквей, и это согласие также удостоверяется их подписями после соответствующего решения соборов или синодов всех поместных церквей (включая, разумеется, константинопольскую и собственно материнскую).

Как пояснил участник шамбезийского совещания замглавы ОВЦС МП о. Николай Балашов, предсоборный документ отражал «ключевую важность» двух факторов: одобрения Матери-Церкви и общеправославный консенсус, необходимый для вселенского признания новой автокефалии.

Однако, как рассказывает митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий, от подготовленного к Критскому собору вопроса предоставления автокефалии, Фанар в последний момент отказался.

Уже после проведения первой сессии Критского собора, его пресс-секретарь Игор Гэча, в своём традиционном интервью украинскому униатскому ресурсу признался в том, что же не устроило в итоге Фанар: «Вселенский Патриарх как первый, как возглавляющий свой Синод – он провозглашает автокефалию. А за ним просто ставили подписи члены синода Константинопольской церкви без единого слова. Потому что провозглашает глава, а другие просто своей подписью подтверждают, что это официальный, действительный документ. И Константинополь хотел приспособить эту практику («приспособить» внутреннюю практику поместной церкви для межцерковного уровня, – ред.) и сказать: “Константинопольский Патриарх подписывает Томос со словом “Провозглашает”, а другие предстоятели, как ранее члены Синода, просто ставят за ним свою подпись согласно порядку православных диптихов”. Опять была дискуссия, и опять новое требование: «Нет! Другие патриархи тоже должны какое-то слово добавить после своей подписи». И Константинополь… сказал: “Ну, тогда сделаем так: Константинопольский патриарх подписывает и ставит слово “Провозглашает”, а другие патриархи подписывают и ставят слово “Сопровозглашает” – по принципу литургического богослужения». Ведь когда совершается Божественная литургия, то всегда служит первый, которого мы считаем предстоящим на службе, а другие сослужат (только какое отношение Божественная литургия имеет к области межцерковного права? – ред.). …И снова представители Московского Патриархата не согласились с этим словом «Сопровозглашает». Они хотели, чтобы каждый патриарх подписывал со словом «Провозглашает». И здесь уже Вселенский Патриархат не согласился. Не из-за своей чести или по какой-либо политической причине. Просто потому, что это нелогично и неправильно. Провозглашать может только один человек, а другие, которые с ним, могут сопровозглашать... И на этом данный вопрос был заблокирован».

Но с каких это пор в Единой Соборной Церкви что-либо провозглашать может «только один человек». Да, есть такой человек – называющий себя «папой римским». Но папы от Единой Соборной Церкви уж почти тысячу лет как отлучены. Впрочем, Константинопольский патриарх два месяца назад заявил-таки о своём папстве.

И уступи тогда Московский патриархат «провозглашению только одним человеком», это сейчас также посчитали бы согласием не папство Стамбульского понтифика. Что подтверждает митрополит Амфилохий: «27 января 2016 года я поднял этот вопрос в Женеве, сказав, что "это позор, что из-за формальности решение не подписано". Экуменический патриарх мне ответил: "Это не только вопрос подписи, но и содержания". Сейчас стало понятно, что они отбросили вопрос автокефалии с целью и далее предоставлять автокефалию, как они это делали 1000 лет. Но так не может продолжаться.

Нужен собор, на котором бы подтвердили решения Критского собора, и который бы стал продолжением Критского собора. Чем раньше он будет созван, тем лучше. Мы обсудим это 6 ноября на архиерейском соборе [Сербской православной церкви] и думаю, что это будет предложением Сербской церкви – продолжить Критский собор».

Но о каких же решениях Критского собора, которые следует подтвердить, говорит сербский иерарх? «Принцип автокефалии не может функционировать в ущерб принципу соборности и единства Церкви», – говорится в окружном послании собора. И это тот принцип, который инициатор совещания собственноножно (если не –копытно) попрал, поставив ныне под угрозу и соборность и единство Церкви Христовой.

Заметим, что это не единственное нарушение Стамбулом обязательств, принятых на Критском соборе. «Особую скорбь вызвало в Русской Православной Церкви недавнее решение Священного Синода Константинопольской Церкви о допустимости повторного брака для клириков. Это решение является нарушением Святых канонов (17 правила святых Апостол, 3 правила Трулльского Собора, 1 правила Неокесарийского Собора, 12 правила святителя Василия Великого), попирает всеправославное согласие и фактически является отказом от итогов Критского Собора 2016 года, признания которого Константинопольский Патриархат столь активно добивается от остальных Поместных Церквей», – отметил синод РПЦ в уже цитируемом заявлении от 14 сентября.

Митрополит Черногорский и Приморский предлагает внести в повестку дня следующей сессии Критского собора (если она состоится) также «и вопрос диаспоры»: «Константинопольский патриархат настаивает, что диаспора принадлежит ему, а это абсолютно неприемлемо с точки зрения канонов».

Московский патриархат, безусловно, прислушается к голосу братской церкви. И перечисленные вопросы могут стать условием возвращения РПЦ в «критский процесс». Это, в свою очередь может послужить для Фанара внешне благовидной предлогом к откату на «докритские» позиции. Хотя бы для внутригреческого и внутриукраинского использования. Другой вопрос, желает ли Варфоломей сохранять лицо? На это счёт имеются большие сомнения.

В любом случае, Черногорский митрополит предлагает шанс.

Дмитрий СКВОРЦОВ.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened