На ночь глядя с «Экономист»

Послезавтра выходит новый номер этого очень интересного британского информационного еженедельника, и редакция только что прислала его обзор. Весь номер представляет Австралию как пример для мира. Растущие доходы, низкий государственный долг, доступное государство всеобщего благосостояния, общественная поддержка массовой иммиграции и широкий политический консенсус: в большинстве богатых стран такие блага - далекая мечта, а в Австралии они являются гордой реальностью. Страна растёт в течение 27 лет без рецессии. Государственные финансы постоянно находятся в отличной форме. Половина австралийцев — иммигранты или дети иммигрантов.

Занни Минтон БЕДДОС.

Так в чём же заключается секрет Австралии, спрашивает еженедельник и начинает давать ответы с первой же обзорной статьи самой главного редактора издания Занни Минтон БЕДДОС (Zanny Minton Beddoes), перевод которой я предлагаю нынче вашему вниманию.

Чему мир может поучиться у Австралии

Это, пожалуй, самая успешная из богатых стран

Какая самая большая проблема, стоящая перед Америкой? Или Япония? Или Британией? Или Францией? Разумеется, ответы меняются, но некоторые беспокойства возникают снова и снова. Те материалисты, что предпочитают десятилетия медленного роста средних доходов, вызывают разочарование и гнев трудящихся. Фискальные ястребы осуждают огромные государственные долги, которые должны стать еще более громоздкими, поскольку стареющее населению приходится нести всё большие расходы на здравоохранение и пенсии. А тут ещё иммиграция, вызывающая яростный популистский резонанс в Соединенных Штатах и ​​по всей Европе. Вот, кажется, и нащупали, что для многих является самой тревожной всеобщей тенденцией: отсутствие какого-либо подобия политического консенсуса относительно того, как справляться с этими набухающими кризисами.

Рост доходов, низкий государственный долг, доступное государство всеобщего благосостояния, общественная поддержка массовой иммиграции и широкий консенсус в отношении политики, лежащей в основе этих вещей, - это почти недостижимая мечта большинства богатых стран. Многие западные политики вряд ли могут представить себе место, которое объединяло бы их всех. К счастью, им не нужно ломать голову, потому что такая страна уже существует: Австралия.

Возможно, потому, что он расположена далеко от всех и ото всюду или имеет всего лишь 25-миллионное население, или, по большей части, ее представляют как место обитания миленьких сумчатых, он привлекает относительно мало внимания. Но её экономика, возможно, самая успешная в богатом мире. Он растет уже 27 лет без рецессии - рекорд для развитой страны. Её кумулятивный рост за этот период почти в три раза превысил то, что удалось Германии. Среднедушевой доход там рос в четыре раза быстрее, чем в Америке. Государственный долг в размере 41% от ВВП составляет менее половины британского.

Конечно, во всех этих достижениях не обошлось без удачи. Австралия одарена природой ​​большим количеством железной руды и природного газа, и относительно близка к Китаю, которая только что не глотает эти полезные ископаемые. Но правильно проводимая политика тоже сыграла свою роль. После последней рецессии в 1991 году правительство той поры реформировало системы здравоохранения и пенсий, потребовав от среднего класса побольше платить за себя. В результате правительство Австралии тратит на пенсии половину среднего показателя Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в качестве доли валового внутреннего продукта (ВВП), и этот разрыв в предстоящие годы будет только расти.

Еще более примечательным является энтузиазм Австралии в отношении иммиграции. Около 29% её жителей родились в другой стране — вдвое больше, чем в Соединенных Штатах. Половина австралийцев — сами иммигранты или дети иммигрантов. И самым большим источником иммигрантов является Азия, которая быстро меняет расовую смесь в стране. Сравните это с Америкой, Великобританией или Италией, где гораздо меньший приток приезжих породил враждебность у значительной части электората, — или с Японией, где даже единичные разрешения иностранцам поселиться в ней является политическим табу. В Австралии же обе основные партии утверждают, что принятие большого количества квалифицированных мигрантов имеет важное значение для здоровья экономики.

Эти достижения не лишены своих недостатков. Частные инвестиционные фонды, через которые австралийцы вынуждены накапливать средства для своих будущих пенсий, взимают чрезмерные сборы, оставляя пенсионеров меньше, чем они должны были бы получать. И так же, как она радостно приветствует иммигрантов, прибывающих по законным каналам, Австралия бесцеремонно обращается с теми, кто пытается проникнуть в страну на лодке без надлежащих документов, с излишней жёсткостью отправляя их на отдаленные острова в Тихом океане, где даже законные беженцы вынуждены прозябать годами.

Более того, некоторые реформы Австралия должна провести, да вот не проводит. Австралийские аборигены страдают от огромных неудобств, которые меняющие друг друга правительства словно не видят. Глобальное потепление явно наносит серьезный ущерб - засухи становятся все более частыми и более серьезными, однако Австралия практически ничего не сделала для ограничения выбросов парниковых газов.

Тем не менее, пример Австралии показывает, что реформы, которые считаются невозможными в других местах, вполне достижимы. Демократы в Америке нападают на большинство предложений сдерживать рост расходов на государственные пенсии или здравоохранение как равносильные сбрасыванию старушек с утеса; в Австралии именно левые стали инициаторами такой политики. Лейбористская партия убедила профсоюзы в необходимости обязательных частных пенсий как предлога для увеличения пособий, поскольку технически работодатели обязаны регулярно делать отчисления в инвестиционные фонды от имени своих работников. Эта партия также обязалась сохранить основную государственную пенсию, которая выплачивается только тем, кто не сумел скопить достаточные личные сбережения.

Точно так же вполне можно, оказывается, сохранять общественную поддержку массовой иммиграции, даже представителей разных культур. Главное, чтобы избиратели поняли, что их границы должным образом защищены и страна — не проходной двор. Опять же, сыграла свою роль двухпартийность. Впервые разрешило иммиграцию из Азии в больших масштабах, допуская много беженцев из Вьетнама в 1970-х годах, именно правое правительство.

Политическая система Австралии привержена центризму. Все граждане, имеющие право на участие в выборах, обязаны по закону голосовать, а те, кто, возможно, не потрудились это сделать, вносят путаницу для основных партий. Нет необходимости сплачивать сторонников голосования, потворствуя их предрассудкам. Поскольку каждый должен проявить себя, политики вместо этого сосредотачиваются на завоевании голосов колеблющихся. Система рейтингового голосования, в соответствии с которой австралийцы оценивают кандидатов, за которых предложено голосовать, вместо того, чтобы выбирать только одного, также оказывает определённое влияние.

Убийство курицы, несущей золотые яйца

Но вот что забавно: поскольку преимущества такой настройки политической системы становятся самоочевидными, австралийцы, похоже, разочаровываются в ней. Избиратели выражают растущие сомнения в эффективности правительства. Благодаря избирательной системе, это не отняло у двух основных партий так уж много депутатских мест, но доля голосующих за них снизилась с 1980-х годов на 20 процентов. Политики, осознавая недовольство избирателей, также становятся все более нервозными. Они постоянно вышвыривают премьер-министров, надеясь, что новое лицо повысит доверие к их партии в глазах электората. Кое-кто в правящей Либеральной партии, хотя и не нынешний премьер-министр, начали призывать к сокращению иммиграции, подрывая десятилетия консенсуса. Амбициозные реформы стали редки. Остальной мир мог бы, конечно, многому поучиться у Австралии, но и австралийцы тоже могли бы поступить на курсы переподготовки.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened