Пролетая над «Городом мёртвых»-1

Египетский дневник. Начало

Колоссы Мемнона (на самом деле — Аменхотепа III).

Когда в апреле 2017 года мы покидали Египет, мы уже были твёрдо уверены, что через год обязательно вернёмся. В этой удивительной стране древностей и загадок хватит на 50 таких поездок! Поскольку наш проект, с одной стороны, посвящён древней истории, а с другой, занимается борьбой с лженаукой и заблуждениями, сам Амон-Ра велел нам снова отправиться в страну пирамид и «таинственных древних технологий». На апрель 2018 года мы запланировали поездку, в ходе которой хотели осмотреть, сфотографировать и снять на видео множество древних сооружений — в том числе малоизвестных, не входящих в туристические маршруты. И, конечно, изучить следы «древней высокоразвитой цивилизации богов», скрываемые официальными археологами.

Стечение обстоятельств сократило наш экспедиционный коллектив до трёх человек. Кроме меня, Александра Соколова, в поездку отправились Валерий Senmuth и Николай Васютин. Валерий, энтузиаст и опытный путешественник по Египту, занялся составлением маршрута. Николай Васютин, известный делегатам наших форумов экспериментатор-реконструктор, летел в Египет впервые — чтобы, наконец, воочию увидеть те отверстия и пропилы, которые мы до этого воспроизводили в опытах. Мне, как единственному из троих, кто худо-бедно изъяснялся по-английски, пришлось взять на себя переговоры с местным населением.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. Путь до Луксора долог

Наше решение снова отправиться в страну пирамид подогревалось слухами о том, что вот-вот возобновятся прямые рейсы в Каир. Беда в том, что мы мечтали попасть в столицу Верхнего Египта — Фивы (нынешний Луксор), а от Каира до Луксора больше 700 км. Пришлось нам лететь в Хургаду с пересадкой в Стамбуле. Однако попасть в Хургаду мало, дальше предстоял путь почти 400 км до Нила, затем надо было переправиться на западный берег, а там искать крошечный отельчик Nour El Balad, где нас ждало жильё неясного качества всего за 19 долларов в день. Ехать до Луксора либо на такси, либо автобусом, но до автовокзала ещё надо как-то добраться, да и довезёт нас автобус только до парома через Нил. Пикантности ситуации добавляло то, что мы прибыли в Хургаду в 4 ночи. Не лучшее время для общения с таксистами. Прилети мы днём, нас атаковала бы толпа готовых на всё возниц — главное не отдавать им ваш багаж. Ночные же таксисты немногочисленны и смотрят сурово, цена дешевле 2000 фунтов (6 тыс. руб) их не устраивала («Луксор далеко-о-о! Да ты знаешь, сколько я на бензин потрачу?»). Окей, переходим к плану Б: автобус. Вези нас на автовокзал, жадный водитель. Египтянин с непроницаемым лицом высаживает нас у безлюдной станции (когда позднее мы выяснили реальные таксистские расценки, то поняли, что переплатили раз в 6). Стоило ему отъехать, немедленно нарисовался ещё один шустрый таксист и радостно сообщил, что автобусов до утра не будет. Но это не беда, всего за 5 долларов он довезёт нас до правильного автовокзала! К нашему огорчению, кассир подтвердил: NO TICKETS. Что делать! Едем дальше. Прибываем на другую автостанцию… но и здесь билетов нет! Мы начинаем подозревать, что попали в какую-то примитивную таксистскую ловушку, а проныра-водитель везёт нас на третью остановку, где мы не без труда отделываемся от него… и выясняем, что автобус отправится в 8:30.

Разозлившись, я выхожу на дорогу и начинаю голосовать. Останавливается машина, я объясняю парню за рулём нашу задачу и робко называю цену 1 тыс. фунтов. Парень куда-то звонит, секунд 10 переговоров… Он согласен! Я, не веря счастью, переспрашиваю? В Луксор? — В Луксор! — За тысячу? Йес! Западный берег? Нет проблем! С каждым вопросом улыбка водителя становится шире. Всё ещё ожидая подвоха, мы залезаем в видавший виды Хюндай. Через 100 метров, водитель, запинаясь, объясняет, что он повезёт нас не один, а с другом, за которым нужно заехать. Действительно, за руль садится «друг» Мустафа, а водитель Абдула оказывается на заднем сиденье, между Николаем и Валерой! В тесноте, да не в обиде, а ехать нам не меньше 4 часов.

Абдула счастлив, что едет в Луксор.

Наши новые знакомые оказались милейшими парнями, с одним лишь недостатком: они не знали дорогу. (Я представил себе их телефонный разговор примерно так: «Ты чего звонишь в 5 утра, сдурел что ли? — Тут какие-то русские лохи хотят в Луксор, давай прокатимся, заработаем и погуляем, я там не был лет 20. — А ты дорогу знаешь? — Да всё прямо, а там спросим»). И они спрашивали, и в желающих объяснить недостатка не было. Однако наш арабский друг, видимо, страдал топографическим кретинизмом и там, где гугл.мэп велел свернуть направо, решительно поворачивал налево, игнорируя возмущённые крики Валеры, а на мой осторожный вопрос: правильно ли мы едем и когда финиш — жизнерадостно отвечал: ноу проблем, ещё полчаса максимум! Ситуацию отчасти спасла припасённая мной распечатка с адресом и названием отеля на арабском, которую водитель показывал аборигенам.

Нам пришлось проехать множество блокпостов (Египет — военизированная страна). Люди с автоматами подозрительно заглядывали в машину, звучало магическое слово: «Рус!» — и нас пропускали. Впрочем, в паре мест водителю пришлось давать более длительные объяснения, а когда он возвращался, сжимая в руке какой-то квиток, по его вытянувшейся физиономии было ясно, что волшебное слово пришлось подкреплять материально.

Не прошло и 5 часов, как мы по мосту пересекли Нил. Ещё немного плутаний, и справа вырастают огромные статуи — знаменитые колоссы Мемнона. Остановка, Абдула и Мустафа немедленно начинают фотографироваться на фоне древностей (ну и кто тут турист?). Я осматриваюсь и понимаю, что шумный Луксор — «город живых» — остался на восточном берегу, а тут какое-то село — огороды, ослы, овцы и тишина (и среди всего этого великолепия вдруг вывеска: «Институт папируса». О, Египет, страна контрастов… и бесконечного разводилова).

Мы в «Городе Мёртвых». Если Фивы — на другой стороне Нила — были некогда местом, где кипела жизнь, то «город мёртвых» — это огромный некрополь, вмещающий сотни гробниц: здесь находятся Долина Царей и Цариц, Долина знати, поминальные храмы десятка фараонов. Отсюда с эпохи Наполеона в Европу (включая Петербург) вывозили модные египетские диковины. Здесь Говард Картер нашёл гробницу Тутанхамона. А ещё здесь — на обоих берегах — средоточие «неуместных артефактов», оставленных на нашей бренной планете, несомненно, древней высокоразвитой цивилизацией. Во всяком случае, так считают поклонники «Альтернативной истории».

Луксор, западный берег Нила. Деревня!

Немного езды по грунтовой дороге вдоль длинного забора — и мы в отеле. Я могу вам уверенно сказать: это идеальное место для любителей ТИХОГО отдыха: тишина прерывается только криками ослов. Отель находится на отшибе, окружён огородами, и мы здесь оказались единственными постояльцами! Хозяева бесконечно рады появлению трёх европейцев. К нашим услугам лучшие номера старомодного стиля: кровать с балдахином, вентилятор на потолке, плетёные корзины и окна со ставнями.

Луксор, западный берег Нила.

Да, здесь нестандартные розетки (берите переходники), в номере нет вайфая, а в окрестностях — магазинов, кроме того, быстро выяснилось, что у местного душа — загадочная восточная душа: горячей водой он делится с вами, только когда в хорошем настроении. И однажды таксист даже отказался везти нас сюда — высадил за 500 метров! Зато какой вид открывается с крыши отеля — на горы и на Мединет-Абу — поминальный храм Рамсеса III, это в двух шагах.

Номер в отеле Nour El Balad.

За 100 фунтов (примерно 300 рублей) вам приготовят отличного цыплёнка, а закусок к нему подадут столько, что до главного блюда дело может и не дойти. Впрочем, это типичный подход в египетском общепите.

Поели, передохнули и отправились к билетной кассе (она тут одна на всю округу, на два десятка достопримечательностей). Решили пройти коротким путём, и пришлось нам лезть через поля и огороды, которые тут кругом. Да, мы в деревне.

Билетная касса.

Первым пунктом посещаем упомянутый храм Рамсеса III — последнего из великих царей Нового Царства, прославившегося победами над «народами моря». Грандиозное сооружение, правда, копирующее ещё более масштабный храм Рамсеса II. Зато комплекс Мединет-Абу сохранился лучше и является для учёных «эталонным храмом». Как в этом, так и в некоторых других сооружениях древних Фив меня больше всего поражает роспись, сохранившаяся местами на потолке, на колоннах и стенах, из-за чего и без того замечательные рельефы выглядят просто фантастически. Можно представить, какое впечатление производил этот храм, когда свежими красками сверкало всё — и стены, и огромные статуи. Пишут, что удивительным образом сохранности росписи способствовали ранние христиане: краска сохранилась благодаря глине, которой борцы с язычеством усердно замазывали древние изображения.

Мединет-Абу — Поминальный храм Рамсеса III (фото — Валерий Senmuth).

Рельефы на стенах храма повествуют об успешных военных кампаниях — война с «Народами Моря», война с Ливией, везде враги повержены, Рамсес празднует победу. На одном из прекрасных рельефов — гора отрубленных рук, а на другом — отрезанных пенисов! Руки прочь от Та-кемет, как говорится! Кстати, иероглифы на стенах храма вырезаны очень глубоко. Якобы, так стали поступать после деяний Рамсеса II, любившего присвоить себе сооружения предков, просто начертав поверх их регалий свои картуши. Сбить глубоко прорезанный фараонов картуш было сложно. Может, и так, но это не спасло древности от варварского разрушения христианами — часть статуй уничтожена, у других сбиты лица. Увы, когда в середине 19 века здесь начали раскопки, то поступали ничуть не лучше. Например, построенную на территории храма — ко времени раскопок тоже уже очень древнюю коптскую церковь полностью уничтожили, не оставив в память о ней даже рисунков.

Военные трофеи — отрубленные руки…
...и пенисы. Мединет-Абу.

Есть здесь и отлично выполненные гранитные статуи фараона, сидящего рядом с богами, — для Николая Васютина прекрасная возможность осматривать поверхности, на которых хорошо видны следы от древних инструментов. А ещё Николай сфотографировал очень любопытную деталь — ступицу от храмовых ворот, большое круглое отверстие в верхней балке, в которое, видимо, входила поворотная ось. Что примечательного в каком-то отверстии? В способе его изготовления: по периметру идут следы десятков трубчатых сверлений небольшого диаметра. Видимо, чтобы получить большую ступицу, по кругу высверливалось множество маленьких отверстий, а потом камень между ними выбивался. Высокие технологии древних, однако!

Парная статуя. Мединет-Абу.
Потолок в храме Рамсеса III. Стрелкой показана ступица для ворот (фото — Николай Васютин).
Ступица для ворот в храме Рамсеса III (фото — Николай Васютин).

Как и во многих примечательных местах, которые мы посещали, здесь очень мало туристов (к концу нашего визита, правда, прибыл экскурсионный автобус). В этом есть большой плюс — возможность спокойно, в тишине любоваться древностями — и небольшой минус: докучающие смотрители, которые постоянно пытаются вам чем-нибудь услужить — приподнять для вас заграждение, открыть дверку, милостиво разрешить фотографировать или указывать на барельефы с комментариями в духе Капитана Очевидность: «Смотри! Птица! Смотри! Это Анубис! А вот человек пьёт воду! Хорошо?» — чтобы затем попросить платы за «великолепную экскурсию». Я быстро понял, что самый лучший вариант — полное игнорирование этих деятелей, несмотря на их настойчивые окрики: «Morning! Where are you from?». Впрочем, местные жители могут использовать и другой подход: в Мединет-Абу, после того как я прошёлся по территории, фотографируя всё подряд, ко мне подбежал сердитый египтянин с требованиями показать фотографии: он якобы заметил, что я сфотографировал нечто, что фотографировать запрещено! Прокручиваю перед ним свои снимки, и он обрадованно указывает на какую-то колонну: вот! Вот это нельзя фотографировать! Я злюсь и говорю: ну пошли, я покажу тебе эту колонну, а ты мне объяснишь, почему её фотографировать нельзя. Мгновенно собеседник сменяет гнев на милость: так и быть, он разрешает сохранить фотографии, но только «для себя, не для „Инстаграма“ или „Фейсбука“». Ну конечно, мой друг, какие проблемы. Засим инцидент исчерпан, египтянин включает режим гостеприимства: «Руссиа из гуд, водка, тройка, балалайка».

Смотритель в Мединет-Абу.

Следующий номер программы — колоссы Мемнона, пора осмотреть их получше.

Своё современное название эти огромные статуи приобрели через много веков после возведения. К Мемнону — мифическому герою Троянской войны — они никакого отношения не имеют. Это, вообще-то, сидячие изображения Аменхотепа III, и когда-то они стояли у входа в поминальный храм этого великого фараона, правившего в XIV веке до н. э. От храма, который некогда превосходил размерами даже храмовый комплекс в Карнаке, осталось мало. Вот, всего-то обломки да две 700-тонные статуи в 18 метров высотой, из блоков песчаника. Впрочем, уже не две: в начале 21 века археологи откопали и частично восстановили ещё двух исполинов, разрушенных землетрясением ещё в древности; подняли две стелы и множество статуй поменьше.

Два восстановленных колосса у храма Аменхотепа III.

Правда, к этим новым находкам подходить пока что нельзя, зато на специальных плакатах в подробностях показан процесс подъёма статуй, стоявших когда-то перед вторым пилоном храма. Для этого использовались надувные конструкции, в которые медленно нагнетался воздух, а также… щебень и доски, которые подсыпали и подкладывали под постепенно поднимавшегося великана. Обошлись без огромных кранов.

Плакат: так поднимали Северного колосса у храма Аменхотепа III.

Усталые, мы добрались до отеля. Тут я и обнаружил, что розетки в номере для моего ноутбука не подходят. Проблему должен был решить переходник, услужливо предоставленный работником отеля, но он не помог: вилка ноутбука просто вываливается из него.

Завершение вечера — посиделки с чаем на крыше отеля и спать пораньше. Ведь завтра идём встречать рассвет!

Александр СОКОЛОВ.

Окончание следует.

Источник.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened