На ночь глядя с «Экономист»

Шифт

Я с удовольствием перевёл этот репортаж моего неизвестного коллеги (в еженедельнике репортаж представлен почему-то как редакционная публикация), поскольку он выдержан в спокойном тоне и лишён предвзятости — от заголовка до последней фразы. Вот что значит серьёзная качественная пресса! Конечно, термины используются западные, но они адекватны: конечно, как ни относись у нас к непризнанным республикам Донбасса, по сути они и в самом деле сепаратисты, коль скоро сила не на их стороне. Вот одолеют однажды фашистов в Киеве, и тогда уже те станут мятежниками, совершившими госпереворот в феврале 2014 года, а донбассцы — стойким и несдавшимся оплотом законной власти, существовавшей на Украине до переворота. Термины всегда зависят от того, на чьей стороне сила, а также наши и чужие симпатии: мы же зовём своих нелегалов на Западе разведчиками, а западных — шпионами. Но термины это всего лишь слова, и не стоит на них зацикливаться.

Однако не только спокойный уравновешенный тон репортажа, полный сочувствия к страданиям гражданского населения с обеих сторон конфликта и лишённый даже намёка на поиски виноватого в нём, кроме самой войны, привлёк меня, но и то, что в нём «сепаратисты» не демонизируются уже, как было в западной прессе ещё недавно, а киевские фашисты не превозносятся как благородно сопротивляющаяся «внешней агрессии» якобы законная власть. Видимо, в самом деле в западном сознании происходит постепенный «шифт» от крикливости к благоразумию. Хотелось бы очень надеяться...

Окончания войны на востоке Украины всё ещё не видно  

Даже мирные переговоры приостановились

«Вы хоть знаете, куда идете?!» — вытаращившись, спрашивает Андрей, украинский солдат, стоящий на краю контролируемой правительством территории на раздираемом войной востоке страны. С другой стороны линии фронта Артем, грозный пограничник поддерживаемого Россией сепаратистского анклава, проводит свои дни в будке, украшенной гербом «Донецкой Народной Республики» и двумя портретами — президента России Владимира Путина и Рамзана Кадырова — жестокого правитель Чечни. Там Артем допрашивает проходящих, которые вызывают у него подозрение, спрашивая об их преданности и потирая при этом боевой нож, привязанный к его левому бедру.

Война на Украине тянется уже пятый год, и ей до сих пор нет конца. Большие участки Донбасса остаются под контролем сепаратистов. 500-километровая «контактная линия», ощетинившаяся наземными минами, прорезает её. С 2014 года там было убито более 10 000 человек. Пострадавшие продолжают накапливаться, хотя и медленнее, чем в прошлом. В начале этого месяца три школьника подорвались на наземной мине недалеко от поста в Артёме. В Авдеевке, приграничном городе на украинской территории, контролируемой правительством, даже недавний период относительно спокойных месяцев кажется зловещим: «Когда все спокойно, это обычно кончается плохо», — говорит Ольга, врач, живущая там. Переговоры, направленные на урегулирование конфликта, могут быть остановлены в преддверии президентских и парламентских выборов в Украине в следующем году.

Хотя мировое внимание переключилось на другое, украинцы по-прежнему считают войну важнейшей проблемой страны, превосходящей коррупцию и экономику. Петр Порошенко, президент Украины, провозгласил лозунг: «Мы остановили агрессора и защитили страну!» Однако мало кто верит в соглашение Минска II, подписанные в 2015 году, призывающие сепаратистские территории вернуться под украинский контроль и получить туманный «особый статус». Это крупные части Донецкой и Луганской областей. Многолетние споры поры по поводу реализации минских соглашений застряли в порочном кругу: Украина утверждает, что безопасность и контроль над границей с Россией должны предшествовать политическим шагам; Россия настаивает на получении политических гарантий, прежде чем отказаться от контроля за территорией, которую она удерживает. Многие на Украине считают, что договоренности, введенные во время свирепого российского наступления, являются гнилой сделкой. Продолжая полагаться на них, «всё равно что скакать на мертвой лошади», утверждает один украинский депутат Верховной Рады.

В частном порядке чиновники признают, что минские соглашения должны быть изменены, расширены или даже заменены до достижения урегулирования. Одним из обсуждаемых вопросов является миротворческая миссия ООН. Курт Фолькер, американский спецпредставитель по Украине, говорит, что несколько стран уже договорились о введении миротворческих сил — среди них Швеция, Финляндия, Белоруссия, Турция и Австрия. Однако переговоры с Россией о мандате прекратились. Пока Путин не примет иного решения, тлеющий статус-кво будет сохраняться. С января не было ни одной встречи между г-ном Фолькером и его российским коллегой Владиславом Сурковым. Понятно, что Россия решила подождать, чтобы посмотреть, чем кончатся выборы, надеясь, что в Киеве появятся более гибкие аналоги нынешних руководителей — если не в лице президента, то, по крайней мере, в лице контролирующих большую часть парламента.

В то же время сепаратистская республика в Донецке планирует провести свои псевдовыборы в ноябре этого года после убийства в одном из кафе в Донецке в августе своего номинального руководителя Александра Захарченко — последнего из нескольких командиров, встретивших несвоевременную смерть на своей территории. В то время как российские и сепаратистские чиновники обвиняют в его убийстве Киеве и Запад, более вероятной представляется версия местной природы этого события, когда Россия пытается убрать неприятных местных лидеров. Однако портреты г-на Захарченко по-прежнему украшают рекламные щиты по всему Донецку, наряду с такими цитатами, как «У нас есть одна родина, и это Россия».

Хотя разделение Донбасса искусственно, чем дольше оно сохраняется, тем сложнее будет реинтеграция. «Стороны, похоже, намерены укрепить свои позиции на местах и физическое разделение друг с другом», — говорится в недавнем докладе Международной кризисной группы, базирующейся в Брюсселе.

Даже если войска в конечном счете отступят, такие основные шаги, необходимые для политического примирения, как составление списков избирателей для заслуживающих доверия выборов, будут дьявольски трудными. Перемещено более 1,5 млн человек. Пересечение линии соприкосновения иллюстрирует отчуждение: тем, кто покидает территорию, находящуюся под контролем правительства Украины, в паспортах делают отметки, словно они покидают страну; посетителям сепаратистской территории выдаются «миграционные карты» — копии документа, принятого в России. Сепаратистские власти захватили телекоммуникационную инфраструктуру и запустили локальную телефонную сеть под названием «Феникс», которая, что символично, не может соединяться с украинскими сотовыми телефонами.

Для гражданских лиц с обеих сторон политические игры тянутся слишком долго. Большинство хотят положить конец конфликту, какова бы ни была окончательная конфигурация. Несмотря на боевые действия, они цепляются за радости нормальной жизни. В Авдеевке Евгений, черноволосый подросток, проскакивает домой из школы мимо изрешечённого шрапнелью жилого дома, хотя признает, что «ночью всё ещё страшно». Длинные пассы парят над футбольной площадкой поблизости, где по-прежнему играют местные жители. Вдоль линии соприкосновения в Донецке обслуживающий персонал содержит центральные сады образцовом порядке. В оперном театре объявлены новые осенние постановки, в том числе «Турандот» и «Пиковая дама» Александра Пушкина. Однако, как неуловимый туз в драме Пушкина, мир для народа восточной Украины недоступен.

Оригинал репортажа.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened