На ночь глядя с «Экономист»

Некоторые ключи к разгадке, почему Китай арестовал президента Интерпола

Чиновники говорят, что Мэн Хунвэй подозревается в получении взятки. Но у его дела запах политики

На 86-й генассамблее Интерпола — органа, который способствует сотрудничеству между полицейскими силами из разных стран, в Пекине в конце сентября прошлого года, его президент-китаец Мэн Хунвэй (на фото выше слева) предупредил о «событиях типа „чёрный лебедь“» («Чёрный лебедь» — теория, рассматривающая труднопрогнозируемые и редкие события, которые имеют значительные последствия. Автором теории является Нассим Николас Талеб, который в своей книге «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости» (2007 г.) ввёл термин «события типа „чёрный лебедь“». Прим. aprosh), которые преследуют мир. Вероятно, он не думал при этом о своей организации. Но в конце сентября г-н Мэн исчез из поля зрения общественности. Только через несколько дней Китай подтвердил, что его арестовали дома по подозрению в получении взяток и сообщили Интерполу, что г-н Мэн подал в отставку (7 октября на сайте Интерпола появилось сообщение: «Сегодня, в воскресенье, 7 октября, Генеральный секретариат Интерпол в Лионе, Франция, с немедленным вступлением в силу принял отставку г-на Мэн Хунвэй в качестве президента Интерпола. Прим. aprosh). Может быть, сам полицейский был захвачен политическим штормом.

Китайское правительство больше не сообщало подробностей о преступлениях, инкриминируемых г-на Мэну. Но то, как оно обставило его арест, свидетельствует о том, что за ним может быть больше, чем подозрения в коррупции. Министерство общественной безопасности, в котором г-н Мэн по-прежнему технически работает заместителем министра, 8 октября выступило с заявлением о том, что в тот день в министерском парткоме КПК состоялась предрассветное заседание. Помимо осуждения предполагаемого подкупа г-на Мэна, участники подчеркнули необходимость «абсолютной лояльности» (предположительно, партии), а также «решительной поддержки» лидера страны Си Цзиньпина. Было решено, что работники должны «поддерживать высокий уровень соответствия политической позиции, политическому направлению и политическим принципам партийного центра во главе с тов. Си Цзиньпином». Неужели г-н Мэн наделал ошибок и во всём этом?

Ничто не предвещало этого два года назад, когда г-н Мэн стал первым гражданином Китая, назначенным президентом Интерпола. Это было воспринято китайскими официальными лицами как приветственное подтверждение растущей глобальной мощи Китая и как возможность обеспечить большую международную поддержку усилий Китая по обеспечению возвращения коррумпированных чиновников, которые бежали за границу, — важная часть антикоррупционной кампании г-на Си. На прошлогодней генассамблее Интерпола в Пекине г-н Мэн стоял рядом с г-ном Си для официальной групповой фотографии. Это было наиболее убедительное подтверждение доверия партии к г-ну Мэн, которое только возможно.

В апреле, однако, случился намек на возможные проблемы. Было объявлено, что г-н Мэн больше не является членом партийного комитета его министерства. В прошлом месяце, после того как он улетел в Пекин из Франции, где базируется Интерпол, его жена Грейс Мэн получила на свой аккаунт в WhatsApp сообщение из трёх иероглифов: «Жди моего звонка». А через четыре минуты от того же самого отправителя выскочила картинка. Это был кинжал. Г-жа Мэн рассказала журналистам во Франции, что она расценила его как знак того, что ее муж в опасности. И больше ничего не последовало. Г-жа Мэн и двое детей супругов находятся сейчас под защитой французской полиции.

Если дело касается мутной политики в Пекине, мало что можно сказать о том, какого она рода. Возможный намёк содержится в ссылке, сделанной на совещании в министерстве общественной безопасности в связи с необходимостью «устранить пагубное влияние» Чжоу Юнкан, отставного начальника службы безопасности, который в 2015 году был приговорён к пожизненному заключению за коррупцию и злоупотребление властью. История с Чжоу явно не исчерпывалась только его подкупом. Имея в виду его и других высокопоставленных лиц, оказавшихся в тюрьме, г-н Си сказал в 2016 году, что старшие люди в партии занимаются «политическими заговорами».

Г-н Мэн был назначен заместителем министра в 2004 году, когда министром был г-н Чжоу. Но если бы у этих двух персон были тесные личные связи, маловероятно, что г-н Мэн был бы выдвинут Китаем на работу в Интерпол после заключения г-на Чжоу. Грейс Мэн сказала, что она тоже хотела бы знать больше. «Отныне я переключилась с печали и страха на поиск истины, справедливости и ответственности за случившееся», — сказала она журналистам. «Это политическая гибель и падение!», — сказала она в текстовом сообщении информационному агентству «Ассошиэйтед пресс». Зарубежные китайские средства массовой информации наводнены размышлениями о том, какие секреты она сама может знать, и может ли она использовать их, чтобы торговаться с партией для смягчения участи ее мужа.

Несомненно, дело г-на Мэна в руках политиков. Лидеры партии решают, какие высокопоставленные чиновники должны сидеть в тюрьме. «Бывают лучшие времена и бывают худшие», — сказал Мэн на прошлогодней генассамблее Интерпола, свободно цитируя Диккенса. Его худшее время, вероятно, только началось.


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened