Опять открылся «военторг» — тихой сапой

Минобороны вновь распродаёт свои земли и недвижимость

Тень "отца Гамлета".

В № 33 «Наша Версия» писала о новой инициативе Министерства обороны по переводу из Санкт-Петербурга в Кронштадт всех военно-морских вузов. Освободившиеся здания предполагается продать.

В своё время большой скандал вызвала история распродажи военного имущества, сделавшая нарицательными фамилии экс-министра обороны Анатолия Сердюкова и его подруги Евгении Васильевой. Сменивший Сердюкова Сергей Шойгу обещал, что такого больше не случится. Тем не менее «Наша Версия» выяснила: торговля землёй идёт полным ходом, причём Минобороны почему-то об этом скромно умалчивает.

Заняв в ноябре 2012 года пост министра обороны, Сергей Шойгу на волне скандала с деятельностью его предшественника ввёл официальный запрет на торговлю недвижимостью, принадлежащей военному ведомству. Об этом в феврале 2013 года сообщил директор департамента имущественных отношений МО РФ Дмитрий Куракин, пришедший в министерство вслед за Сергеем Шойгу из администрации Подмосковья. «Мы хотим сделать систему управления имуществом настолько прозрачной, чтобы ни у кого не было сомнений в честности и эффективности. Пока мы эту систему не создадим, у нас не будет ни одной реализации. Введён мораторий, мы не проводим никаких торгов», – уверял Куракин.

Заявление военного чиновника тогда процитировали многие СМИ. Зато сообщений о разработке обещанной системы и соответственно отмены моратория в новостных архивах нет. Варианта два: либо Минобороны так и не смогло её создать, либо предпочло о ней умолчать. Если так, то о какой «прозрачности, честности и эффективности» может идти речь?

Перекуем мечи на квартиры

«Наша Версия» обратилась в военное ведомство с просьбой сообщить, продавало ли за последние годы министерство свои земли и здания, и если да, то для чего и по какой цене. К сожалению, ответа мы так и не получили. Потому пришлось обратиться к открытым источникам. Из них стало ясно, что последние годы Министерство обороны вовсю ведёт торговлю землёй и недвижимостью.

Первой ласточкой стало историческое здание в Кронштадте, проданное за 25 млн руб­лей на торгах, состоявшихся в феврале 2015 года. Покупателем стало неназванное физическое лицо. Отмечалось, что покупка отлично подойдёт для офисной застройки. Кстати, уже тогда звучали вопросы: мол, а как же мораторий? Однако всё тот же Дмитрий Куракин в ответ пояснял: дескать, здание было продано в рамках полной ликвидации организации, а потому всё законно.

Надо полагать, полученные 25 млн оказались не лишними, потому как спустя девять месяцев «Деловой Петербург» сообщил: управляющее непрофильными активами Мин­обороны АО «Гарнизон» (так стал называться оскандалившийся благодаря Сердюкову «Оборонсервис») без лишней огласки готовит к продаже около 100 объектов по всей стране. В числе первых с молотка уйдёт территория 775-го артиллерийского ремонтного завода (АРЗ), расположенного в Петербурге на проспекте Маршала Блюхера. Покупатели наверняка найдутся, на землях завода можно построить свыше 85 тыс. квадратных метров недвижимости, да и место отличное. Так и произошло – шесть участков общей площадью 10,3 гектара ушли за 512 млн рублей. В целом можно было бы только порадоваться за удачную конверсию военных земель в новые микрорайоны. Тем более что 775-й артиллерийский ремзавод фактически прекратил работу и на покрытие его долгов пришлось тратить значительные средства. Однако бывшие сотрудники завода назвали его ликвидацию огромной ошибкой. Предприятие было единственным в стране, обслуживавшим зенитные пушечно-ракетные комплексы «Тунгуска». «На вооружении страны находится около 100 «Тунгусок». Их нужно ремонтировать. В исполнении АРЗ капитальный ремонт изделия стоит около 30 млн рублей, а цена ремонта от производителя будет в 3–4 раза больше, поскольку Ульяновскому заводу придётся создавать ремонтное подразделение с нуля», – цитировал «Деловой Петербург» бывшего гендиректора завода Евгения Федотова. Что ж, надо полагать, для Минобороны это не те деньги, чтобы мелочиться.

Гектары превращаются в деньги

В силу молчания военных об объёмах продаж военной недвижимости можно судить разве что по объявлениям о торгах. При этом нетрудно заметить, что с молотка, как правило, уходят объекты, расположенные в самых привлекательных для дальнейшей застройки местах. Конечно, можно принять в качестве аргумента версию, что такие лоты быстрее находят покупателей. Но, может быть, дело в том, что как раз они приносят настоящие деньги? А что выручишь даже со 100 гектаров, находящихся где-то на Таймыре…

Так, следом за питерским заводом «Гарнизон» за 2,2 млрд рублей продал в Москве под жилую застройку промзону площадью 5,9 гектара у Можайского шоссе. Одновременно на торги ушли 40 гектаров земли у Очаковского шоссе и 36,9 гектара в подмосковной Балашихе – стоимость обоих объектов превысила 6 млрд рублей. А всего спустя месяц появилось новое предложение, подействовавшее на столичных девелоперов, словно звук трубы на полковую лошадь. «Гарнизон» выставил на продажу 0,16 гектара земли. Территория и стоящие на ней четыре ветхих здания оценивались в 800 млн рублей. Немалая сумма объяснялась расположением участка – в Староваганьковском переулке, в двух шагах от Кремля.

Аппетит, как говорят, приходит во время еды. Летом прошлого года стало известно: Минобороны собралось разом выручить рекордную сумму. На продажу выставляется участок площадью 159 гектаров, расположенный на северо-востоке Москвы. Стартовая цена 30 млрд (!) рублей, при этом итоговая сумма наверняка будет больше – больно уж хорошее предложение, на участке можно возвести свыше 4,5 млн квадратных метров жилья. Однако общественники обратили внимание на детали сделки: треть продаваемой территории расположена на землях национального природного парка «Лосиный остров», где категорически запрещено любое строительство. В итоге разразился скандал и Мин­обороны пошло на попятную, распорядившись отменить продажу земли. Правда, не окончательно, а «до особого распоряжения».

Военная щедрость

Кстати, молчание министерства о своей торговой деятельности не может не вызывать вопросы. На официальном портале ведомства присутствует страница Департамента имущественных отношений, в которой имеется раздел об объявленных аукционах по продаже недвижимости. Однако последнее сообщение датируется октябрём 2012 года.

А в ноябре, как уже говорилось, пост министра занял Сергей Шойгу, объявивший мораторий на продажу активов. Но сейчас он уже, очевидно, не действует – почему же Мин­обороны, нарушая обязательное для всех государственных органов положение о раскрытии информации, не публикует данные? Забыли? Или есть что скрывать? Похоже, что так.

Взять, к примеру, всё те же 10,4 гектара 775-го ремзавода, проданные за 512 млн рублей. На этом участке его новый владелец возвёл три высотных дома на 871 квартиру. Цены на них варьируются от 3,2 млн рублей до 7,8 млн рублей. Плюс предлагаются подземные паркинги. Всего таким образом застройщик сможет получить порядка 3 млрд рублей. Как правило, стоимость земли составляет порядка 15–20% от стоимости проекта, так что можно предположить, что цена участка в таком случае могла дойти до 600 млн рублей. Или даже больше. Например, сейчас Российский аукционный дом, с которым сотрудничает Минобороны, предлагает участок под жилую застройку. Причём он находится не в обжитом районе Петербурга в двух шагах от станции метро, а в чистом поле за городом. И даже в этих условиях за 20 гектаров здесь просят 1,5 млрд рублей. Или взять другой участок, на Московском шоссе, – территорию площадью 2,1 гектара продают под деловую застройку вообще за 1,12 млрд рублей! То есть те самые 10,4 гектара можно было продать гораздо дороже, если даже на периферии земля оценивается в разы выше? Кстати, «Ведомости» уточняют, что за последние годы цены на землю в Санкт-Петербурге не увеличились. Чем же объясняется щедрость военного ведомства?

Безусловно, пока компетентные органы не сказали иного, следует полагать, что все сделки проводятся строго в рамках закона, а не так, как это было при Анатолии Сердюкове. Хотя чем дальше, тем фамилия оскандалившегося экс-министра почему-то вспоминается всё чаще.

КСТАТИ
Не может не возникнуть вопрос: на что идут вырученные деньги? Некогда в Минобороны поясняли: средства от продажи ненужных активов направляются на строительство жилья для военнослужащих. Вот только и здесь что-то не складывается. К примеру, в своё время Минобороны начало в Ростове-на-Дону строительство нового микрорайона, передав под него земли 140-го военного городка. Значительная часть жилья предназначалась для военных очередников. К концу 2013 года были возведены 25 высоток с полностью отделанными и готовыми к заселению квартирами. Однако дальше что-то пошло не так – части очередников квартиры так и не достались, отчего шесть домов остались пустовать. В итоге в одни квартиры вселились бомжи, другие оказались разбиты и разворованы. Минувшим летом директор департамента имущественных отношений Минобороны Михаил Сапунов согласился безвозмездно передать городским властям 1156 пустующих, требующих ремонта квартир. Выходит, миллиарды рублей на строительство жилья оказались пущены военным ведомством по ветру.

Дмитрий ЗЛОБИН.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened